ТРИ ТЫСЯЧИ ДОЛЛАРОВ ЗА НАСЛЕДСТВО, ОТ НАСИРОВА

8.07.2021 | Земля
Поможем 39-летнему земляку Роману Насирову собрать урожай. Может, рабочие нужны, может, платит хорошо? Симпатичный, богатый. С такими мыслями отправилась в Колычевку под Черниговом в августе 2018 года. Там у Романа Михайловича, бывшего главы Фискальной службы Украины, 17 земельных участков, указанно в декларации. Когда же смотреть, что он сажал, сеял, как не в конце августа?

«Не мы одни так отдавали паи и не только Насирову»

«Самим интересно, где его земля и что Насиров на ней сажает», — пожимают плечами продавцы в магазинах, жители Колычевки и Ивановки.
— А что там может вырости, кроме травы? — махает рукой Николай Радич из Колычевки.
64-летняя Екатерина Майструк живет над трассой напротив поля, где есть и часть Насирова. Ее муж Иван в свое время тоже переписал ему пай.
— Давно это было, лет восемь назад, — вспоминает Екатерина Николаевна. — Пай покойного мужа Ивана Николаевича. Пахотная земля и луг. Сколько было гектар, уже и не помню. Третий год, как мужа нет. Я в колхозе не работала, пая не получила. Трудилась в Чернигове, в тюрьме.
— Насиров лично приезжал?
— Вживую не видела. Да и не был он тогда известным, как сейчас. К нам приезжал его юрист из Киева. Паи, что были рядом с нашими, люди продали еще раньше. Наш кусок сенокоса был посредине. Подумали, застроят вокруг, а нам к своему паю хоть на самолете лети. Или совсем отберут. Вот и решились. Тогда и время такое было, никто не знал, что будет с этими землями. Да и не обрабатывали ее. Агропредприятия в аренду не брали.
— Как оформляли? Ведь продавать пай официально, по закону, нельзя (в 2018 году, когда разговаривали, было нельзя, с 1 июля нынешнего года – можно).
— Муж написал завещание. Насиров получил наследство. Не мы одни так отдавали паи и не только Насирову.
— Много заплатил?
— Кто как договаривался. Сумму отдавали в долларах. Тогда доллар по четыре с копейками был. А потом взлетел до восьми. В гривнах получилось нормально.
— Квартира в Чернигове?
— Не вышла, и машина б не получилась.
— Тысячи три долларов уторговали?
— Да.
— Что Роман Михайлович собирался садить, строить?
— Кто его знает. У нас была договоренность, пока он на этих сенокосах ничего делать не будет, мы можем ими пользоваться. Сажать, сеять, косить траву. Мы и пользовались ими. Но два года как хозяйство сбыли. Она и сейчас заросшая. Никто ее пока не обрабатывает.
— Не жалеете, что отдали?
— Иногда думаю, может, и не нужно было. Сейчас сдают в аренду, получают копейку. Но так поступили, а правильно или нет… Что уж теперь.

«Все участки принял в наследство»

— Земля оформлена по закону, — говорит 42-летний Сергей Гарус, глава Ивановской ОТГ (на то время). — Платил что-то людям или нет, каким образом договаривался, нас уже это не касается. Мы можем говорить о тех участках, которые официально оформлены и зарегистрированы в Едином реестре. На сегодняшний день, все участки, паи приняты по наследству. Если память мне не изменяет, на сегодняшний день у него семь паев. Пахотная земля находится напротив бывшего зверохозяйства в Колычевке. Как ехать на Куликовку, с правой стороны поля. Сдает он ее или нет, не знаю. Мы были бы счастливы владеть информацией: кто, сколько участков сдает. На данный момент эти информационные базы формируем. Ивановская сельрада заинтересована в этом. Это же налогоплательщики. Пишем письма во все инстанции, чтобы по крупицам собрать пазл.
— Выходит, не нужна Насирову помощь в сборе урожая, потому что он не посадил и не посеял ничего? Все участки видели?
Сергей Иванович разворачивает на столе карту с участками, там указаны владельцы, арендаторы. — Повторюсь, эту карту составляли работники сельрады. На ней пока не все владельцы.
Вот, снизу у нас написаны арендаторы, — показывает правый нижний угол карты. — Вот, синим маркером, указан гражданин Насиров.
Земельные участки разбросаны по всей территории Ивановки и Колычевки. На карте заштрихованы синим шесть участков пашни. Пять на поле возле трасы, как ехать на Куликовку. Один — в стороне Ладинки. Семь в ряд земельных участков под сенокос между Озером Пухов и Десной.
—Точной информации у нас пока нет, но у гражданина Насирова на территории нашей громады в аренде находится 21 пай, — говорнит Сергей Иванович. —Но, повторюсь, так ли это, я не знаю. Та земля, которая у нас значится, он официально вступил в наследство. Все остальные, скорое всего, на каких-то договорных условиях.
— Роман Михайлович приезжал, обхаживал владения?
— Ни разу его не видел.

В аренду на 49 лет

— Ищу 60-летнюю Елену Юрченко, судя по декларации Романа Насирова, сдала она ему в аренду свой пай.
— Это мама моя, — слазит с велосипеда Людмила Николаенко.
— Нет ее уже в живых, с 2012 года, — подхватывает свекровь Елены 88-летняя Мария Юрченко. — Или подарила, или отдала паи, черт его знает.
— Что и как было, помню плохо. Мама работала в колхозе. Получила пай. Вроде, написала завещание. Ездила в Чернигов к нотариусам. Отец умер еще раньше, но у него пая не было. И сколько денег получила за это, не знаю.
— Невестка не местная. Сын привез ее из Карелии. Коля туда ездил отрабатывать за учебу. Там ее и натупал.
— Не жалеете, что мама так поступила? — спрашиваю Людмилу.
— Как-то женщина приходила, которая оформляет документы на паи. Говорила, что я могу участок вернуть. Наследство ж ведь оспорить в суде можно? Но я пока этим не занималась.
— Это ж нужно много ходить, чтобы разобраться, — рассуждает Мария Прокоповна. — Куда кидаться, как разыскать? Може, в сельраду пойти? Я ж бы то добилась. Но старая, слепая, глухая, лет много. Люде говорила, а она все никак. Никто не знает, где ее пай и кто их сейчас обрабатывает. И кому он принадлежит. Где-то недалеко возле бывшей птицефермы. А я свои два пая никому не отдавала. Сдаю в аренду. В прошлом году получила 20 мешков пшеницы и почти 400 гривен. В этом году обещают по 900 гривен платить. Договор аренды на 10 лет составили. Но я уже, наверное, и не доживу. Кто доглядит меня, тот и паи получи, что ты, Людка, скажешь? Если в какую богодельню не отправят.
Люди говорят, десять лет назад в Колычовке землей интересовалось много киевлян. Приезжали, смотрели. Оформляли в долгосрочную аренду, на 49 лет. Деньги получили и претензий к арендатору не имеют. А через 49 лет никто и не вспомнит за эти паи.
— Официально отдал в аренду на 49 лет, — подтверждает Николай Чух. — За сколько — секрет. Было это 10 лет назад.
— Муж Леня уже 10 лет, как умер, — выходит из калитки Галина Чугункова. — Я уже и забыла, как это все происходило.
— Что купили за паевские деньги?
— Нам те паи уже не нужны, мне хоть бы картошку выкопать.
Ничего не купили. Тогда, если память не подводит, мо, по 10 тысяч гривен платили. Дом не построишь. Теперь мы уже узнали, люди начали говорить, что насировская земля. И мы узнали, кто он такой. Смотрим по телевизору, давал интервью, что его отпустили. Теперь вот, вроде снова застопорили.
Юлия Семенец. Фото автора
На снимках: карты, Мария Юрченко

Пошук по сайту