АЛЬБИНА ПОЗНЯК – С ДОНОРСКОЙ ПОЧКОЙ!

27.05.2021 | Здоров'я
Жизненно необходимый орган пересадили 25 февраля в Минске. (К счастью, успели до того, как Лука посадил самолет и схватил Романа Протасевича). Деньги на спасение 11-летней Альбины Позняк из Чернигова, ученицы 4 школы, что на Лесковице, выделило государство. 60 тысяч евро, примерно два миллиона гривен, Украина перечислила Беларуси. Год и 5 месяцев Альбина к находилась в листе ожидания, то есть прошла нужное обследование и стала в очередь на почку от неродственного донора. Всего же на диализе, на искусственном очищении организма, довелось пробыть два года и четыре месяца.
Все это время ребенок вместе с мамой, 42-летней Оксаной Позняк (Оксана работала на черниговской обувной фабрике «Берегиня», но уволилась из-за болезни дочери), жила в «Охматдите», в детской больнице в Киеве. Ведь в Чернигове не делают диализ детям. Что это была за жизнь – знают только те, кто перенес подобное. И тоска, и безысходность, и бесконечная тревога за жизнь ребенка, а тут еще и карантин. Но наконец-то все это позади.
– Слава Богу, самочувствие Альбиночки уже лучше, – делится 9 марта Оксана Позняк. Разговариваем по вайберу. – Уже и анализы в норме. Еще тянет животик, где шов идет. Потихоньку поправляется. Встает уже понемножку. Мне разрешают покормить дочь, помочь встать. В реанимации будет две недели. Потом, если все хорошо, переведут в палату. Пока ребенок в реанимации, я снимаю недалеко от клиники комнатку. Цена на жилье таким как я – от 25 до 35 долларов за сутки.
– Как вам сообщили, что донорская почка уже ждет?
– Позвонил координатор из Минска, кандидат медицинских наук Сергей Байко. Это было 24 февраля в 18.00. «Как у вас дела? Как Альбинка? Не болеет?» – начал с вопросов. Потому что, если даже малейшая простуда, ни о какой пересадке и речи быть не может. После стандартных вопросов сказал, что есть донор и что почка по показателям подходит. Чем больше совпадает, тем больше вероятности, что орган приживется. Процент совпадения должен быть максимальный. Группа крови, резус идут последними в этих показателях. Состав крови должен, главное, совпадать. Мы каждые три месяца ездили в Минск и сдавали анализы. По антителам, по другим факторам определяют, подходит донор или нет.
Когда врач убедился, что все у нас нормально, говорит, ищите возможность, как будете выезжать, вам дается 14 часов. В 8 утра вы должны быть в клинике в Минске.
Шесть вечера, куда кинешься? Самый ближайший авиарейс на Минск был из Жулян в 4.45. Но, чтобы попасть на самолет, тесты на коронавирус нужны. А вечером их сделать даже в частных клиниках нереально.
Горячая линия МОЗ есть – мы позвонили. Они расспрашивают: куда, зачем, для чего. Перезванивают и приглашают сделать тесты в лаборатории МОЗ. Мы вызвали такси и быстренько в эту лабораторию. Сдали мазки из носоглотки на анализ, и вернулись обратно в «Охматдет». Примерно часа через четыре нам перезвонили и сказали: «Поздравляем. Ваши результаты отрицательные. Все хорошо. Можете смело лететь». В это время по интернету знакомые нам взяли билеты на самолет. Два билета около девяти тысяч гривен. И в 4.45 мы вылетели.
Перед тем как в аэропорт, заехали в лабораторию. Мы договорились, чтобы они оставили нам результаты анализов на русском и английском языках у охранника. В два часа ночи нам вынесли их, и мы сразу в аэропорт. Все отлаженно получилось, быстренько.
Прилетели в 5.50 утра в Минск, в аэропорт, а в Беларуси это уже семь утра. Час остается до того, как надо быть в клинике. Прошли контроль и взяли такси, 20 долларов за такси заплатили.
Без двадцати восемь доехали, Альбиночку не укачало, как бывало в Киеве, она и поспала немножко. Все плавненько, спокойненько получилось. Анализы сдали, мазки – целый комплекс всего. В девять часов забрали готовить к операции. В 12.20 повезли на операцию. Я все время под дверью сидела. Без двадцати шесть ее вывезли из операционной в реанимацию.
– Кто стал донором?
-Мужчина. Знаю только это. Подсажена одна почка Альбине. Почки неработающие оставлены в организме ребенка. Если органы не несут угрозу, не содержат инфекцию, то они не удаляются. Микроканальцы внутри почек, гломеры, фильтрующие жидкость, просто посрастались. В результате болезни гломерулонефрита почки усыхали, усыхали и перестали работать. Типа как друшляк – и эти дырочки, по которым жидкость сбегает, запаялись.
Теперь думаем о том, чтобы не было проблем с супрессией. Препаратами, которые люди с донорскими органами должны принимать всю жизнь. Они угнетают иммунитет и препятствуют отторжению пересаженного органа. Препараты должны быть бесплатными.
Теперь вся наша жизнь меняется. И меню, и прогулки, и друзья… Два с половиной года, что были в больнице, выпали из жизни. Дома ждут сын, ему 17 лет, учится в колледже. Муж. Все это время он был поддержкой, и моральной, и материальной, муж строительством занимается.
Спасибо огромное черниговцам, спасибо четвертой школе – полтора года назад не только родные и знакомые, но и незнакомые помогли нам собрать полторы тысячи евро на первое обследование в Минске, оно было за свой счет, длилось неделю. Поездки в Минск каждые три месяца были за свой счет. Теперь – за свой счет – нас ждет реабилитация Альбиночки. Будем очень-очень благодарны любой поддержке.
Счет для помощи:
5168 7573 8833 3884, Приватбанк
Тамара КРАВЧЕНКО. Фото предоставлено Оксаной Позняк

Альбина Позняк в реанимации минской клиники

Пошук по сайту