ВЛАДИМИР ВОСКОБОЙНИК. ТРИЖДЫ ПРОПАВШИЙ

4.09.2020 | Війна

21-летний Владимир Воскобойник из Солоновки Городнянского района — экс-боец 30-ой механизированной бригады. Первый раз он пропал, когда пошел добровольцем в АТО/ООС. Родная Вовина Солоновка почти на границе с Белорусью. В 2017 туда заехала 30-тка. Владимир попросился к ним на службу. Втихую от родни (хотел и раньше служить, но его отговаривали).

Второй раз Воскобойник пропал уже на Востоке. В мае 2018 года он проходил службу на «нулевом» (крайнем от врага) посту в Донецкой области, неподалеку Докучаевска. В три ночи должен был заступить на службу, но… пропал. Объявился через пять дней. В ДНР Вова попал в плен. На видео, сидя в наручниках, рассказывал: выполнял боевое задание (при нем был автомат и граната), попал на ДНРовцев. Нелестно отзывался об украинских добробатах, киевской власти и т.д. Говорил, что в плен попал выпивши. (Потом ходили разговоры, мол, то ли за добавкой выпивки пошел, то ли гулять после принятого на грудь захотелось).
Осенью 2019-го так называемый суд ДНР вынес Воскобойнику приговор: 30 лет тюрьмы.
Но в самый канун нового 2020-го года Владимира Воскобойника и еще 75 человек освободили.
29 декабря Вова прилетел в аэропорт «Борисполь», где парня встречали 56-летняя мама Татьяна Ивановна и 34-летняя сестра Наталия Воскобойник (жена погибшего в 2014 году на Луганщине черниговского полицейского Андрея Ищенко). Потом была реабилитация в военном санатории министерства обороны «Пуща-Водица».
— Проблемы с сердцем, зубы нужно полечить, психологическую помощь оказывают, — говорила тогда Татьяна Воскобойник.
***
Полгода, как Вова на территории Украины. Вся семья счастлива? Не очень. Парень снова пропал.
— Дома пробыл три дня, — опирается на калитку двора Татьяна Ивановна. — В мае. 25-го днем принял на грудь с ребятами немного, вечером вышел на перекресток неподалеку от дома (там связь лучше), позвонить. И пропал. Без денег, куда он мог подеваться?
Через некоторое время позвонила мама его товарища из Богуславского района Киевской области. Вова в каком-то соседнем селе нашел себе сожительницу.
— О, так свадьба скоро, — радуюсь.
— Не знаю, такую нашел себе… Жениться надо на девочке-одногодке, а не на бабе старой. Ему 21, а ей 42.
— Может, контролировать его будет, как мама, помогать.
— Учительница музыки и психолог. Поехал к другу в гости, там и познакомился. Говорят, вроде этим делом не брезгует, — Татьяна Воскобойник щелкает двумя пальцами по шее под подбородком. — Вроде, муж ее поехал на заработки, она выпивать стала. Разошлись. Как-то позвонила мне: «Я вашего сына люблю». Какая там любовь? Разве порядочная женщина сойдется с дитем? Что таким надо от молодых парней? Ото только, простите, тра…ся. Да и все. Как-то психанула, говорила ему: «Сынок, со старыми бабами спят, если у них есть квартира, машина». Чего в селе с теткой сидеть? Красивый же хлопец, и такое…
Ему ж надо было на комиссию ехать, чтобы группу получить. Да какое там, когда любовь у него! Папка документов так и лежит у меня. Люди за группу деньги платят, а у него есть возможность сделать, так не поехал. Ну, хоть зубы подремонтировал, а то посыпались же. Через полгода на повторный прием к стоматологу (ему импланты ставили), может, сходит.
— Что о плене рассказывал?
— Ни-че-го. Все нормально — один ответ на все вопросы. Совсем ребенок поменялся, я его не узнаю. Замкнутый, раздражительный. Реабилитацию прошел не полностью. Выпить может. Раньше он племянников очень любил. А сейчас какой-то равнодушный. С нами особо не общается, разве что с сестрой Настей, которая в Турции живет. Она должна 9 июля прилететь в гости. Уговаривает его: «Увидеть тебя хочу». Но встретятся ли — большой вопрос. Сколько для него сестра Наташа сделала, а он и с ней не очень. Теперь дочка говорит: пусть живет, как хочет. А ее сынок Андрюша, в первый класс собирается в этом году, мне как-то выстрелил: «Бабушка, лучше б ты еще одну, даже две дочки родила, чем сына».
— Главное, что Вова не в ДНРовской тюрьме, в Украине, на свободе, жив.
— Иногда обидишься, думаешь, может, пусть лучше б там был. Отойдешь — да хоть не в тюрьме же. Душа за него болит. А повлиять никак не могу — никого не слушает.
«Взрослый, пусть живет, как хочет»
— Мне нечего о брате сказать, — вздыхает сестра Наталья Воскобойник. — Он взрослый, пусть живет своей жизнью, сколько с ним нянчиться можно?
Виктория ТОВСТОНОГ
На фото: Владимир Воскобойник с сестрами Яной (крайняя слева) и Наташей, на руках племянник Андрей.

Пошук по сайту