КТО ВЕЗЕТ, ТОМУ ПОЧЕТ, А КТО ОТКАЗЫВАЕТ, ТОГО НАКАЗЫВАЮТ

7.08.2020 | Війна
В конце июня в соцсетях появился пост:
Сергей Валерьевич в г. Чернигов.
30 июня в 10.50.
« Это пост благодарности водителю маршрутки! Никогда не думал что буду такое писать! Утром (приблизительно 7.00) стоял на остановке ул. Кирпоноса (ост. возле «Налоговой» ), и зашли вместе с военным по форме в 27 маршрут (гос. номер СВ 3498 АА )!
Первый зашёл он. Достал кошелек рассчитаться за проезд, водитель маршрутки его спросил: «УБД есть?», военный ответил: «Да, конечно!» На что водитель сказал: «Так что Вы мне деньги даёте?! У Вас же льготы, проходите в салон!»
P.S. Дело в том, что мне ни разу не встречались ситуации, чтобы водители спрашивали за УБД! Ну, даёт деньги за проезд, ну и отлично! Данный случай показал, что есть люди, которые проявляют внимание и уважение к ТАКИМ (я имею в виду участников боевых) людям!»

«Нам, водителям, с льготников никакой выгоды. Но все мы люди»

— Вы всегда атошникам деньги назад возвращаете? — спросила у 52-летнего Тараса ШЕВЧЕНКО, того самого водителя автобуса №27. В понедельник, 6 июля он работал, специально дождалась водителя на конечной остановке в Александровке.
— Немножко не так там все изложено, — смутился Тарас Николаевич. — Зашел парень в форме, на «Налоговой», протянул 200 гривен. А у меня и разменной монеты нет, одни сотни и двухсотки. Отдал купюру назад: «Едь, — говорю, — так». И только после этого он спрашивает: «А удостоверение участника боевых действий у вас проходит?» Думаю себе: провокация, что ли? Зачем спрашивать? «УБД есть? Конечно, проходит, — отвечаю. — Показывайте и проходите, присаживайтесь». Заслужил — пользуйся. Все по закону.
— Оно-то по закону. Но вот в маршрутке №25 водитель из салона парня с УБД, без ноги — выставил…
— Не хочу ни защищать, ни оправдывать. Карантин не отменяли, на стоячие места пассажиров брать нельзя. Вилка штрафа 17-34 тысячи. Если контролирующие органы зайдут, УБД-не УБД — разбираться не будут. Оштрафуют водителя. Когда строгий карантин был, предел — 10 человек, что в троллейбусе, что у нас. Сейчас только по сидячим местам. У меня в салоне 25. За все, что свыше, патрульная полиция может оштрафовать. Попробуй такие деньги заработать. Но все мы люди. Я по-человечески, ко мне когда-нибудь по-человечески.
К тому же над нами начальство. Если что, потом шеф вызывает и сразу водителю «втык».
Льготники часто недовольны. Особенно пожилые. Заходит: «Удостоверение». Прошу показать. По закону, пассажир обязан свой документ предъявить. Подходит, разворачивает, сует с обидой мне под нос. Зачем? Показал и прошел. Молодые ребята проще: заскочил в автобус, показал ксиву, все, вопросов нет.
Зелененький автобус плавно тронулся с места, от графика отставать нельзя.
— Всю жизнь работаю в сфере перевозок на транспорте. Как права в 1985 году получил, в армии два года водителем отслужил. И с 1989 года пришел в таксопарк. В основном большие автобусы: «Неопланы», «Икарусы». Немного работал на дальних перевозках. Теперь в «таксомоторном парке». Это старое название, сейчас — Прат «Таксосервис».
У нас, водителей, есть устный план на день, — приоткрывает журнал записей Тарас. Замечаю цифру 1968 грн.— Остальное, сколько навозишь — твое. То есть, лично для водителей льготники никакой выгоды не представляют.
Льготников — 30-40 процентов от всех пассажиров в день. На бесплатный проезд имеют право: первая, вторая группы инвалидности, чернобыльцы — все категории, участники боевых действий, члены семей погибших, умерших, сироты, герои… Больше всего тех, кто на группе инвалидности. И атошников, что и понятно: страна воюет, к сожалению, военнослужащих прибавляется.
— Оденьте маску, пожалуйста, — делает замечание Тарас зашедшим в салон.
— А выгонять пассажиров из салона вам приходилось?
— Выгонять? — удивляется Шевченко. — У меня нет таких полномочий. Был случай: коронавирус, а у меня как зашло людей! Смотрю, — на остановке транспортный инспектор с камерой проверяет. Стоит, мой салон снимает. Вышел к нему: ну что вы снимаете? Как я могу пассажиров выгнать?
— И что инспектор, оштрафовал?
— Предложил ему: «Вы можете выгнать людей из салона? Нет». Посмеялись и разошлись.
Удостоверения водителю предъявляли почти на каждой остановке, а то и не одно.
— Правильно делают в Европе. Если человек льготник, государство ему дает деньги. У нас же льготнику дают ксиву, а перевозчику — компенсацию, то есть, дотацию за перевозку этих льготников. Мизер.
— Вам премию за хорошую пропаганду маршрута №27 не дали?
— Меня уже спрашивали об этом знакомые, кто видел пост в интернете, — смеется Тарас Шевченко. — Нет. Начальство напомнит, когда ты споткнешься.
Рабочий график водителя городского автобуса — три дня за рулём, с 7 утра до 9 вечера. Потом три дня выходной, работает сменщик.
— А зарплата?
— Этого даже моя жена не знает. По-разному бывает.

«Спецпропуска не было. Когда-нибудь он поймет…»

25 мая 42-летний Александр ДАВЫДЕНКО, водитель автобуса маршрута №25 выставил из салона ветерана АТО 24-летнего Владислава Шатило. Парень на войне потерял ногу, у него протез. Назавтра Саша с товарищами пришел разобраться в ситуации. Водитель твердил, что все понимает, что тоже воевал…в Багдаде. Разговор закончился потасовкой между водителем и ветераном. Причем, судя по видео, которое сняли и выложили товарищи Александра, побитым оказался водитель. В порванном свитере и со ссадинами на лице, мужчина просто удрал «в конце фильма».
В начале этой недели у Александра Давыденко были выходные. Позвонила. Сказал, что работает на даче.
— Что произошло у вас с ветераном АТО/ООС? Почему выгоняли его из салона?
— Когда-нибудь человек поймет, что был неправ, — нехотя объясняет Александр. — Он сделал две ошибки: первая — сел в маршрутку. Вторая — распустил руки. А то, что он рассказывает: что он крутой парень, что он воевал, бегал, кричал — его туда никто, извините, не заставлял идти. Правильно? Он шел туда по своей воле. Если ты зашел в маршрутку, — ты зашел ко мне в дом. Поэтому будь добр…
— Он не показал УБД? Или вам не разрешают брать льготников? В чем суть конфликта?
— Был строгий карантин. Он не хотел платить, потому что он герой, он воевал. Удостоверение он предъявил. Но у него не было спецпропуска. Тогда ездили только по пропускам от горсовета. Было полпятого. Его даже девушки из салона попросили: «Закройте уже рот и сядьте. Вы вообще не имеете права ехать в данный момент».
Во-вторых, он поднял руку. В морду дал, а я что, буду терпеть? Я его не трогал, просто остановил маршрутку и попросил выйти.
Ладно, забудем, мне не хочется это вспоминать.

«Он уволился почти сразу. Сказал, что боится работать»

Ситуацию прояснил 62-летний Сергей КАРПЕНКО, директор ДП «Пассервис».
— Да, мне известен этот инцидент. Я лично встречался с ветераном АТО, Владиславом, мы пообщались, все обговорили. Пожали друг другу руки.
Тогда мы работали в режиме спецперевозок. В городском транспорте возили только по специальным пропускам. Обращались атошники: почему их не возят? Но в постановлении Кабмина было конкретно написано: только при наличии спецпропуска. Есть пропуск и УБД — едет бесплатно. Кто обращался, Черниговрада всем выписала эти «перепустки».
Этот водитель у нас уже не работает. Он уволился сам, сразу после случившегося, сказал, что боится уже здесь работать. Ему угрожали. Приехали на конечную остановку маршрутки №25, его били, а он не мог ответить, потому что был на работе.
Пока у нас не будет монетизации льгот, такие ситуации будут повторяться, — считает Сергей Карпенко.
Елена ГОБАНОВА
Фото автора
На снимке: водитель Тарас Шевченко на рабочем месте