И ПРО ЛЕНИНА 🙂 🙂 🙂

24.12.2021 | Політика

СБРОСИТЬ ПАМЯТНИК ЛЕНИНУ В ЦЕНТРЕ ГОРОДА СНОВСКА (ЩОРСА) ПРОБОВАЛ АЛЕКСАНДР ТКАЧЕНКО ИЗ СЕЛА ВЕЛИКИЙ ЩИМЕЛЬ СНОВСКОГО (ЩОРСКОГО) РАЙОНА

Это было осенью 1996 года. В 1997-ом по приговору суда Ткаченко получил срок: три года в зоне строгого режима. Отсидел от звонка до звонка.
1. «Он указывает рукой на ресторан. Я развернул его на хлебный магазин»
Александр Ткаченко — местная знаменитость. Достаточно спросить: «Где найти того, кто Ленина валил?» Щимельцы с удовольствием рассказывают: где, кто и как вычислили милиционеры. Как будто это было вчера. Всех подробностей, понятно, не знает никто. Кроме самого Александра Владимировича.
Сейчас Александру Ткаченко 51 год (разговор был в 2011 году, так что десять лет добавляйте). Сам щимельский, жена — кучиновская, из соседнего села. У них двое сыновей, уже взрослые. Оба работают, старший в Киеве. У семьи Ткаченко большое хозяйство — корова, свинки, птица, огород.
— Расскажите, как тогда было?
— Водки много, а жрать ни хрена. Так выходило.
У меня друг хороший работал на тракторе. Я же тракторист с пеленок — отец работал на тракторе. Я к другу подошел и говорю: «Юра, мне нужен трактор». «Без проблем».
Я тогда работал на ферме. У нас ничего не закрывается. Пришел, взял трактор. Подобрал момент, когда пересменка у милиции, у пепеэсников (патрульно-постовая служба). С трех до четырех часов утра. Завел трактор, поехал. Трос уже был приготовлен. Трактор — ЮМЗ-6.
— Это такой небольшой?
— Хватило сил Ленина развернуть.
— А трос какой был?
— Обычный. На 12 или на 14 (толщина). Длиной больше 30 метров.
— Где вы его взяли? Тоже в колхозе?
— Да зачем? Работать всю жизнь на технике, и чтобы ничего не было? Подъехал в центр культурно, трактор работал тихо. Накинул трос на памятник. Хотел его повалить, да не вышло. За голову зацепил сначала.
— Как? Неужели бросали трос, как лассо?
— Зачем? Жердь была. Лесом ехать… Так вот, набросил петлю на голову. Попробовал тащить — не берет трактор. Буксует. Тогда был конец октября или начало ноября. Уже подморозило, первый ледок на земле. Асфальт тогда еще не положили. Потом я за руку зацепил. Она вытянута метра на два, плечо большое. В Щорсе Ленина так установили, что он показывает рукой на ресторан. Мол, «верной дорогой идете, товарищи». Вот я его и развернул в сторону хлебного магазина. Часть ноги отпала.
— Почему же не повалили?
— Стук, грохот, рев. Напротив жилые дома. В окнах загорелся свет, стали выглядывать люди. Я отцепил трос и поехал. Поставил трактор на место. И пошел спать.
2. Не пьет даже пива
От Щорса до Великого Щимеля близко, пешком можно дойти. Или на велосипеде. Машиной — так вообще минут десять. Александр Ткаченко крутит самокрутку. Из газеты и лично выращенного табака.
Я сомневаюсь:
— Вот так сразу пошли спать и сто грамм не накатили?
— Водки у меня тогда хватало. Это теперь я непьющий. А тогда выпивал. Сейчас даже пива не пью.
— Только курите?
— Да. Тяжело отказаться. Даже кодировался от курения. Не помогло.
— А пить бросили без кодирования?
— Сам надумался. У меня были причины. Жена запила, глядя на меня. Запила серьезно. Приехала моя сестра из Кронштадта, посмотрела на нашу жизнь и отвезла ее кодироваться. Жена пить перестала. Пришлось и мне бросить.
Вдруг выяснилось, что я многого не успел сделать. Для своего дома, во дворе. Теперь наверстываю. Провел газ. Вода в доме уже давно. Поехали, посмотрим?
Дом у Ткаченко, по сель­ским меркам, добротный, не тесный. Стены оклеены светлыми обоями. Белые потолки, голубые стены. В доме, во дворе порядок. Воспитали и сыновей, и племянника. Опекунства не оформляли, просто приняли парня в дом. Теперь он женился на соседской девушке.
— Приговор суда я долго хранил, а потом сказал жене, чтобы выбросила, — объясняет хозяин.
— А трактор где, ЮМЗ-6?
— Нет его, списали.
— Если бы можно было прокрутить жизнь сначала, поехали бы снова?..
— Да.
«ПОКА НА ВОСТОКЕ УКРАИНЫ ПРОДОЛЖАЮТ СТОЯТЬ ПАМЯТНИКИ ЛЕНИНУ, ДУХ ЕГО ИДЕЙ БУДЕТ СЕРЬЕЗНО ТОРМОЗИТЬ РАЗВИТИЕ НАШЕГО ГОСУДАРСТВА. ЛЮБОЙ ПАМЯТНИК — ЭТО СИМВОЛ. А ОНИ ОКАЗЫВАЮТ СИЛЬНОЕ ВЛИЯНИЕ НА ОКРУЖАЮЩУЮ СРЕДУ».

Астролог Иван КРУПЬЯК
3. «Я сбежал, как Котовский. Жаль, паспорт украли…»
— А как выяснили, что это вы хотели свалить Ленина?
— На пушку, будем так говорить, они меня взяли. Доказать мою причастность было тяжело. Думаю, кто-то «стукнул» про трактор. Поэтому и приехали сразу в Щимель. Около памятника рассыпался подфарник. Я его открутил, вырвал и выбросил. Трос лопнул и разбил заднее стекло в кабине трактора. Я заехал, уже утром, к одной соседке — за самогонкой ездил. Друзей же было много, и все «непьющие». Так вот, высыпалось там стекло. И я его до конца выбил. А в тракторе же осколки. Я сам оплошность допустил — надо было стекло заменить!
Памятник я валил в пятницу, в субботу мы еще день пили на ферме, а вечером в селе уже побывала милиция. В воскресенье они приехали ко мне домой. Два майора. Но не зря же меня по тюрьмам прозвали Котовским! Я ушел от них, задержать меня не смогли. Работал в Киеве, жил там семь месяцев. Пока однажды в электричке у меня не украли паспорт. Ну, куда без документов? Вернулся. И меня арестовали. Судили по двум статьям: полтора года дали за памятник (ст. 207 УК) и за милицию — полтора (ст. 189 УК, один из вариантов).
— Где сидеть пришлось?
— 95-а. Березань. Это в Киевской области. Зона строгого режима. Неоднократно осужденные. В камере нас было 28 человек.
— В зоне вас считали политическим?
— Да.
— А вы сами себя таковым считали?
— Да. Хотя я тоже неодно­кратно судим. Если считать вместе с памятником — четыре раза. Впервые я попал за решетку в 17 лет. За что? Занимался любовью в общественном месте (так выразился Ткаченко). Вдруг кто-то меня за плечо: «Что это вы здесь делаете?» Я ему и вмазал. Скулу сломал. Оказалось, интересовался работник прокуратуры, да еще и не из последних. Так я получил четыре года на Севере. В Пермской области, на лесоповале. Когда попал на «Белый лебедь», думал, не выживу. Но выжил. Потом трижды сидел в Березани.
За что во второй раз — не рассказал. Третий — за драку.
— Подонков в тюрьмах — один процент, — считает Ткаченко.
— А кто же там?
— Люди.
4. «Лагеря сибирские, раскулачивание — это же от него пошло»
— Почему вы хотели свалить памятник Ленину?
— Мне не нравилось, что он показывает на ресторан. И сейчас не нравится. В то время страна спивалась, работы никакой, денег нет! Зарплаты нет. Памятник Ленину в каждом городе, на каждой площади — это пережиток сталинского режима. Нашего прадеда раскулачили, выселили в Сибирь всю семью, девять человек. Выжили не все. В Щимеле осталась одна дочка. Ее спасло то, что вышла замуж, жила в другой семье.
— Милиция рассматривала версию, что вы не сами поехали валить Ленина, а подучили вас? РУХовцы?
— Нет. Я сам решил. Я не сторонник какой-либо партии. И атеист. А компартия советская столько сала за шкуру загнала мне, моей семье!
— Во время процесса, на зоне… — я еще не закончила вопрос, а Александр уже понял, о чем речь.
— В зоне я получал помощь. От кого, откуда — по сей день не знаю. В селе тогда работали западные украинцы, сторонники РУХа. Жена с ними общалась. Они ей что-то помогали дома. Поддерживали, чтобы не падала духом. А я получал деньги. В месяц около ста долларов. Все три года.
— А местные политики?
— …
— В Щорсе давно были? На площади?
— Давно. Я объезжаю ее стороной. Ленин до сих пор там. Он мне мешает. Это же от него пошли и лагеря сибирские, и раскулачивание. А сколько людей полегло, сколько крови пролилось. Во мне обида на систему копилась, копилась — и взорвалась так.
Отремонтировали его, еще и за ремонт заставили платить. А как-то под Новый год был я в Питере, у сестры гостил. Мы пошли на экскурсию. На крейсер «Аврора». И там ко мне подходит — представляете! — Ленин. Рыжий актер, загримированный под вождя: «Батенька, не хотите ли со мной сфотографироваться?» Я чуть за борт его не выбросил! Сестра, зять и его сын маленький оттащили меня…
5. «Все нужно делать согласно закону»
В Щорском райотделе милиции — смена поколений. Но это дело помнят. О том, что у трактора не хватило сил, что он скользил по мерзлому грунту. Заместителем начальника по общественной безопасности в 1996 году работал майор Григорий Салата. В 2001 году с должности первого заместителя ушел на пенсию. Майор милиции. Именно он был одним из тех майоров, ездивших арестовывать Ткаченко.
— Утром нам позвонили: «Кто-то пытался свалить памятник. Слышали трактор». Мы выехали на место, — вспоминает Григорий САЛАТА. — От памятника к дому культуры тянулся трос. Он был наброшен на руку бронзового Ленина. Высота памятника до 20 метров.
Мы обратились к хозяйствам района — кто выезжал ночью? Кто просил трактор? Достаточно быстро проступила оперативная информация, что такой трактор есть в Великом Щимеле. Стоит без стекла. Дальше — дело техники. Не все источники можно раскрывать даже через десять лет.
Приехали к Ткаченко на разговор. Он оказал сопротивление. Жена ему помогала. Цеплялась за нас руками, кричала. Не могли же мы бить женщину. А он тем временем сбежал. Потом его арестовали.
— Как вы считаете, это была политика или хулиганство?
— Была и политика. Выдвигалась версия, что его попросили это сделать. Кто — выяснить не удалось. По-моему, Ленин никому не мешает. Пусть стоит. Если кому-то не нравится, пусть придет и плюнет. А кто-то и цветы принесет.
Все нужно делать согласно закону. Если снимать памятник, то днем, при людях, как, например, в Корюковке.
***
В райцентре Корюковка памятник Ленину сбросили днем, по распоряжению председателя райгосадминистрации Александра Довгаля. Он ссылался на соответствующее распоряжение тогдашнего губернатора Николая Бутко. Это было уже после 1996 года.
***
— Коммунисты тогда сильно возмущались, — продолжает Григорий Салата. — Ленин, сделанный на совесть, под тяжестью трактора наклонился, и часть его ноги отвалилась. Теперь об этом напоминает шов.
На суде прокурор просил Ткаченко восемь лет, суд оставил три.
— Почему эту историю так долго помнят?
—Неординарный случай. Убийства случаются, но сбрасывать памятники никто не пытается.
Итого. Ленина в Сновске сняли только в 2016 году, памятник долго валялся в коммунхозе. Александр Ткаченко переехал в Займище, новая жена на 15 лет моложе. Во втором браке тоже родился мальчик.
Ольга МАКУХА. Текст (кроме итого) был написан и опубликован в 2011 году.
Фото автора

Пошук по сайту