ВЫПАЛ ИЗ МАРШРУТКИ “РУТА”. КРОВЬ ШЛА ЧЕРЕЗ УШИ

14.10.2021 | Перехрестя
Черниговец 36-летний Александр Гаврик 5 июля в 19.41 выпал из маршрутки №3. Лежал в нейрохирургии Черниговской областной больницы. У него была тяжелая черепно-мозговая травма.
— Возвращался домой с работы, — рассказывает мама, 52-летняя Ирина ГАВРИК. — Живем на Старой Подусовке. Я работаю в лицее, бывшей школе-интернате. Сын — на СТО сварщиком, рихтовщиком. На КСК сел в «тройку» и на повороте, где сделали новый круг (возле общежития на Мазепы, 78-а), открылась дверь-запасной выход, и он выпадает головой вниз. На его месте мог быть и ребенок, и старушка, и любой другой человек.
Маршрутку забрали на штрафплощадку, опечатанная стоит. Сына в больницу привезла «скорая». Сюда весь удар пришелся, — показывает на заднюю часть головы. — При поступлении МРТ и УЗИ делали. Сильная травма. Сотрясение мозга, трещина черепа, височная часть нарушена. Где виски, видите, синее, — кровь шла через уши. Если бы не через уши, было бы кровоизлияние в мозг, как инсульт. Сейчас он почти не слышит. Одно ухо еле-еле. Потому что забито кровью все. Чем оно может обернуться, не знаем. Врач сказал, что от головных болей до эпилепсии. Возможно, операция понадобится. Пройдет курс лечения, сделаем снова УЗИ, МРТ.
А сейчас лечение — капельницы, уколы. Но в основном он спит. Не может встать — сильные головные боли. Ушиб поясницы болит. Сначала он вообще не понимал, что в больнице находится. В первый день никого не узнавал. Сейчас начинает немножко вспоминать, — сокрушается Ирина Петровна. — Сначала невестка возле Саши сидела целый день, теперь я. Лечение пока бесплатное. Дальнейшее, очевидно, будет платное.
— Сын был выпивши?
— Я запаха алкоголя не слышала.

«Только сегодня, 8-го, смогли кое-как общаться»

— Тяжелая черепно-мозговая травма, — подтверждает 47-летний Тарас Станкевич, лечащий врач, нейрохирург высшей квалификационной категории Черниговской областной больницы. — Перелом пирамидок височных костей с двух сторон. Ушиб головного мозга. Ушиб поясничного отдела позвоночника. Сейчас, главное, поставить диагноз правильно и вылечить человека. Хорошо, что у него нет смещения костных отломков в полость черепа и нет кровоизлияний, которые требовали бы удаления.
Течение болезни подразумевает проведение контрольных исследований. Потому что иногда небольшие очаги ушиба формируются в кровоизлияния. Если маленькие очаги, они рассасываются, происходит резорбция, всасывание, в результате медикаментозного сопровождения. Если большие кровоизлияния, их нужно оперировать. В данной ситуации пока речь об операции не идет.
Капельницы, уколы — они должны предотвратить кровотечение после травмы. Назначаю препараты, способствующие свертыванию крови. Чтобы не было кровоизлияния внутрь черепа, это раз. В обязательном порядке — антибактериальные препараты, это два. Потому что перелом основания черепа, было истечение мозговой жидкости из ушей, и нужно предотвратить менингит, воспаление оболочек мозга. В обязательном порядке показаны обезболивающие и успокаивающие, седативные. Нередко при ЧМТ у больных возникает неуправляемое психомоторное возбуждение. Поэтому транквилизаторы применяем. И в обязательном порядке нужны противоотечные препараты. Любая травма влечет отек головного мозга. Достаточно опасное состояние. По латыни ушиб головного мозга — это контузия, — напоминает врач. — Пришел с войны контуженый — говорят о людях, перенесших тяжелую черепно-мозговую травму. Они теряют память, речь. Так и здесь. С пациентом практически нельзя было общаться. 8 июля, в четверг, первый раз назвал свое имя, фамилию. А ведь поступил в понедельник.
— Если человек выпивши, травма будет меньше или больше?
— Алкогольное опьянение черепно-мозговую травму всегда усугубляет. Это двойной удар по мозгу.

«Пассажир должен держаться за поручни»

— Почему из маршруток выпадают люди? Из «тройки» второй человек выпал за последние годы, — обращаюсь к 58-летнему Владимиру КОЗЫРЮ, директору ПрАО «Черниговавтосервис».
— Невнимательность, в первую очередь, пассажиров. Представляете двери, из каких выпадают? Там нужно нажимать на ручку для того, чтобы открылся замок. Это аварийные двери. Ручку эту нельзя ни заклеить, ни заварить. Полиция требует, чтобы двери аварийные работали. Держаться надо за поручень. Люди же хватаются за эту ручку и держатся за нее. Машина шатается. Открывается эта ручка в одну сторону. В другую сторону машина шатнулась — дверь открылась. Два случая на «тройке» были практически одинаковые. Только в первом случае женщина (42-летняя Неля Штупун. — Авт.) — ее шатнуло, и она не успела схватиться за поручень, схватилась за ручку. В другом случае — человек был пьяный, поэтому, я думаю, он схватился за эту ручку.
— Это одна и та же «Рута»?
— Разные.
— Интересуетесь самочувствием Гаврика?
— Конечно. Постоянно общаюсь с его лечащим врачом. Суд будет определять, кто виновен в этой ситуации, — продолжает Владимир Козырь. — Маршрутка не то что забитая была и не за что держаться. Там были свободные места. Сидело пять или шесть человек. Мог бы свободно сидеть и никаких происшествий не случилось бы. Машина выскочила впереди, водителю надо экстренно затормозить. Или по другой причине совершить экстренный маневр.
— Может, перевозчикам не закупать «Руты»? Или производителю («Руту» делает Часовоярский завод Луганской области) надо доработать конструкцию задних дверей? Чтобы для страховки цепь существовала, ремни? Возможно, двери-гармошка более безопасны?
— Из пневмодверей люди в Чернигове не выпадали — выпадали именно из аварийных дверей в виде калитки. Пневмодвери самостоятельно практически не открываются. Пока есть давление в пневмосистеме, они закрыты. Хотя выломать можно все, что угодно.
Тамара КРАВЧЕНКО. Фото автора

Мать Ирина Гаврик возле сына Александра Гаврика в палате нейрохирургии Черниговской областной больницы. «Сюда весь удар пришелся», — показывает

Тарас Станкевич, доктор

Александр Гаврик