«ДЬЯВОЛ ПОИЗДЕВАЛСЯ»

30.10.2020 | Перехрестя
25 августа 84-летняя Татьяна Нестеровец из Чернигова потерялась в лесу возле Олешни Репкинского района. Искали ее 50 человек. Нашли 26 августа.
— Мне так неудобно, что так много людей беспокоились, — вздыхает Татьяна Игнатьевна.
— Как так вышло? Зачем поехали в лес?
— Правнуку три годика, решила ему черники своими руками насобирать. Покойный муж научил пользоваться компасом, я с компасом ходила. Потом он поломался, я научилась по солнцу ориентироваться. И хорошо знала там местность. Я всегда четырех девчат, своих подружек, брала. И мы ходили за ягодами, я их водила.
Я уже девчат не приглашаю, ноги у меня отказываются бегать, не успеваю за ними. Три месяца никуда не выходила — дети сказали сидеть дома, карантин.
Я церковный человек и знаю, что осуждать — грех. Но надо мной соседи держат в квартире большую собаку, и она ночью шумит — не могу спать. А раз пошла в лес, находилась — спала без задних ног, собаку не слышала. Думаю, и ягоды наберу, и высплюсь потом.
Поехала на электричке. Ходила, ходила по лесу. Ягоды мало, насобирала литровую баночку. Смотрю на часы — опаздываю на поезд.
Я Олешню знаю, у меня там тропинки все знакомые, даже метки мои остались — белую ленточку на дереве завязывала три года назад.
Вышла, как обычно, на дорогу и так бежала, спешила, что пропустила нужную тропинку.
На электричку не успела. Думаю, пойду этой же дорогой, через болотце, и попаду в село. Так я поворачивала, поворачивала, перешла болото, второе. Я уже потом сама себе подумала, что надо было мне помолиться и назад возвращаться, к станции.
Прошла я пять болот. Осока высокая. Я взяла две палки. Одной траву разделяла, а на вторую опиралась. Шла, шла, так закружило мне голову. Поиздевался дьявол. Сын мне позвонил, я ему говорю: «Володя, я уже не пойму, куда идти». Володя позвонил лесникам. Я бродила по лесу целый день. Начался дождь, потемнело.
Я так поняла, что лесники не пошли меня искать. Я приглядела три сосны большие, а на земле много сухих веточек. Темно уже было. Постелила себе еще веточек. Надела дождевик, села и молилась.
— Страшно было?
— Такие молитвы знаю, что ничего меня не возьмет: ни молния, ни стрелы, ни люди плохие, ни волк. Я не боялась. Холодно было — я сосны обнимала. Ночь. Никто меня не ищет уже. Молния страшная на небе сверкала, дождь такой сильный. Ноги промокли.
Долго я сидела. Как посветлело — пошла.
Перелазила деревья поваленные и под ними пролезала. Звонили мне. Сказала, стою под липой большой. Хлопцы говорят: «Там и оставайтесь». А я сама себе думаю, они же машиной едут, надо на какую-то дорогу выйти. Пошла, в молодой лесок выбралась.
Они звонят: «Вы где? Мы возле липы». Я им отвечаю, что в молодых березках. Они кричат: «В каких березках, опишите, сколько лет березам?» Я смеюсь: «Молодые — такие, как вы, лет по 35».
Нашли они меня. Один за руку взял, второй палкой дорогу расчищал. Вывели, а там человек 50, все по очереди со мной фотографировались.
Татьяну нашли 31-летний Максим Петькун, 30-летний Владислав Ворчило и 35-летний Антон Комат, сотрудники группы реагирования патрульной полиции репкинского райотдела и лесник из олешнянского лесничества Владимир Примаченко.
— А что вы кушали?
— Ничего не ела. Пить очень хотелось, а я когда на электричку бежала — воду почти всю вылила.
— А ягоды?
— Я правнуку привезла. Не выкидывала, — улыбается.
— В полиции сказали, что вы в больницу отказались ехать.
— Ну, долго они меня везли, привезли в город, в полицию. Мне там предложили в больницу. А я ж вся грязная, как в таком виде к врачу? Я попросила меня домой отвезти.
— Чем закончилось? Как чувствуете себя? Сколько вам обошлось приключение?
— Володя сказал, мы решили две тысячи гривен передать на операцию девочке. Ей уже третью делают на мозгу. Я не уточняла уже, кто решил, и какой девочке. Сын знает, как правильно поступить.
Я, когда в березах была, клещей набралась. Дочка повытягивала. Четыре штуки. От одного, который на груди был, аллергия пошла, — показывает больное место Татьяна Игнатьевна. — Я помазала маслом церковным, перестало уже печь.
Чувствую себя хорошо, поэтому в больницу не пойду.
И в лес больше не пойду.
— Бабушка боевик! Такая гроза была, а она сутки в лесу пробыла и как будто только с поезда сошла. Молодые сейчас вряд ли до утра бы в лесу дожили, — комментирует Николай Сорока, лесничий Олешнянского лесничества.
Ирина ГЛОТОВА
Фото с сайта Нацполиции
НА ФОТО: Антон Комат, Максим Петькун, Владислав Ворчило, Татьяна Нестеровец и Владимир Примаченко