АМИН МОХАММАД ИЗ ГАНЫ ОБРАТИЛ ЖЕНУ НАТАШУ В ИСЛАМ

25.09.2020 | Перехрестя
Амину МОХАММАДУ 29 лет. Родом из Ганы (страна в Западной Африке). Живет в Чернигове.
— Я по жизни футболист. Играл в первой лиге в Гане, потом три года в Египте. Сейчас в команде «Форвард» села Покровского Менского района, — рассказывает Амин. — У меня есть брат. Он тоже футболист. И две сестры, они живут в Египте.
На английском Амину говорить легче. Это его второй родной язык. Чего не понимает, переводит жена, 39-летняя Наташа из села Левковичи Черниговского района. Она приняла ислам и теперь Назира. Скоро семь лет, как они вместе.
— Мне нравится, как он играет. Он у нас форвард (нападающий) — говорит капитан команды Александр ЗОЛОТАРЕНКО (интервью состоялось в июле 2019 года, авт). — Мы сельская команда, соревнуемся на уровне района, болельщики в основном родственники, друзья и любители. Теперь их ряды пополнятся теми, кто хочет посмотреть на нашего нового футболиста.
Принимают его хорошо. Когда играли в Стольном, хлопали, подбадривали.
— Как вы познакомились с женой? — расспрашиваю у Амина.
— О, это очень интересная история, — улыбается. — В интернете.
— Знакомиться, искать кого-то после 11 лет замужества желания не было, — присоединилась к разговору Назира. — На то время я год как развелась с мужем. Но когда посмотрела на фото Амина… Такой улыбчивый, темненький, на вид 18-19 лет. Стали переписываться. Пользовались интернет-переводчиком. Он рассказывал о себе, кто, откуда, чем увлекается. Что хорошо готовит. Я честно сказала, сколько мне лет. Он написал в ответ: «Возраст — это только цифра». Не знаю, о чем я тогда думала.
Через десять дней взяла билет и поехала к нему в Одессу. Он пригласил меня на футбол, гуляли по городу. Был рис с тушеным мясом, он специально приготовил целую кастрюлю. Я не кушала, так как вегетарианка. Но была очень удивлена, что мужик умеет готовить. Когда уезжала в Чернигов, была уверена, Амин мне не позвонит, я ему не понравилась. У меня же еще есть дочь. Сейчас ей уже 20 лет. Но Амин через четыре дня сам приехал в Чернигов. Ходил тренироваться на поле черниговской «Десны».
Я чувствовала себя уютно рядом с этим мужчиной. Меня в Чернигове ничего не удерживало. Хотелось оказаться подальше от воспоминаний о прошлой жизни. И мы уехали в Одессу. Дочь осталась у моей сестры. Через полгода мы забрали Танюшу к себе.
— Как Таня восприняла отчима-африканца?
— Нормально. Он к ней хорошо относится. Она знает английский, он учил ее арабскому языку. Мы три года жили в Одессе, там и поженились.
— Как его родные отнеслись к жене-славянке?
— Папа у Амина имам, духовное лицо. Ему сразу не сказали. Маме во всем признались. А она уже год отца к этой новости морально готовила. И сестры тоже. Мы поехали к ним в Египет. Жили там. Они увидели, какая я. Амин рассказал о моей семье.
Потом вернулись в Украину. Честно говоря, когда самолет приземлился, мне было тяжело. Я не хотела возвращаться. Там совсем другая жизнь, другие люди.
В Чернигове Амин ходил тренироваться на стадион Гагарина. Там его увидел Иван Чаус, пригласил в свою команду в Добрянку Репкинского района.
— Отыграл в Добрянке год, но там платили не то, что обещали. Перешел в черниговскую «Нику», там с некоторыми футболистами не сложились отношения, — добавляет Амин.
— Из-за чего?
— Характерами не сошлись. Хотя тренер ценил мой уровень игры. Потом приглашали и в Бахмач, и в Прилуки. Моя мечта играть в Премьер-лиге. Чтобы быть в форме, нужно постоянно тренироваться. Поэтому я начал играть за «Фортуну». База команды ближе к Чернигову.
— А живете вы на что?
— У нас свой интернет-магазин мусульманской одежды. Дядя из Германии помогает. Я имам, как и мой отец. Служу в черниговской мечети (мусульманский центр по улице Любечской). В Чернигове полторы тысячи мусульман разных национальностей. В мечеть ходит человек 40-50. Но мы помогаем всем: кому вещами, кому средствами, кому с оформлением документов.
С мэром Владиславом Атрошенко мы нашли общий язык. Говорили о том, чтобы на кладбище «Яцево» выделили отдельный уголок для захоронения мусульман, ведь обряд у нас другой.
Пятница у мусульман особый день. По пятницам в Центре собираются верующие.
Естественно, за всеми иностранцами следят. Чуть ли не в каждом видят террориста. Недавно один полицейский похабно себя вел. Я спокойно сказал ему: «Я не террорист. Ты знаешь, кто я?» Он ответил: «Знаю, ты манки, обезьяна».
— Амин, может, ну его, лучше уехать на родину?
— Я люблю Украину. Я не пью и не курю. Другим это пример. Еще моя миссия — помогать мусульманам, которые волей судьбы оказались в этой стране. Не знают языка, не представляют, что делать. Кто, как не я?
— Мусульманин может иметь четыре жены. Назира, как вам перспектива стать одной из них?
— У отца Амина четыре жены. Коран позволяет иметь столько, невзирая на национальность. Но все не так просто. Смотрят, имеет ли человек средства содержать еще жен. Причина нужна: то ли жена больна, то ли не может иметь детей. Муж любит меня, я его.
— Планируете детей?
— Со временем.
— Назира, городских жителей темнокожий человек уже не удивляет, а как в Левковичах соседи отнеслись к вашему избраннику?
— Мама очень боялась. Говорила: «Только увижу, в обморок упаду». Когда ей было 18 лет, она в Киеве впервые увидела темнокожего, испугалась и потеряла сознание.
С соседями проблем не было. У тети Нины зять афроамериканец. Мама конечно, перенервничала, но не упала в обморок. Она убедилась, как муж ко мне относится. Теперь он любимый зять. Старается ему угодить.
— Салом, свининой? — шучу.
— Нет. У нас есть куры, кролики, яйца. Амин в еде неприхотлив. Любит жареную картошку, драники, блинчики со сгущенкой. Я во всем поддерживаю мужа и слушаюсь его.
Валентина ОСТЕРСКАЯ
Фото автора