СЫН БРОСИЛ МАТЬ. ГАЛИНА НЕХАЕВСКАЯ ЛЕЖАЧАЯ. КОРМЯТ СОСЕДИ

21.08.2020 | Місто
86-летняя Галина НЕХАЕВСКАЯ лежит на кровати, укрыта пледом. Бледная. Ощущение, что без сознания. 13 августа — ее 86-й день рождения.
Уже в подъезде дома на улице Казацкой (бывшая 50 лет ВЛКСМ) чувствуется вонь, и в квартире запах, как от людей без определенного места жительства. На кухне все покрыто слоем грязи, ванная и туалет — жутко грязные. Обои ободраны.
В квартире три комнаты. В одной лежит Галина Ивановна, во второй свалка вещей, а на двери третьей замок.
Соседка, 80-летняя Ольга Чайка, квартиру открывает своим ключом, приглашает войти. Соседи уже семь лет кормят Галину Ивановну.
— Воняет, потому что замок висит на дверях комнаты, где балкон, — жалуется Ольга ЧАЙКА. — Она ж лежачая, писяется, мы стираем, а вешать то некуда.
— А где ее родственники?
— У Галины двое сыновей, Саша умер, еле похоронили. Деньги все вместе собирали, даже городская рада 609 гривен выделила. А Сергей где-то за границей. Связи с ним нет. Был тут лет 15 назад последний раз. Когда брат умер — звонил, спрашивал как мама. Мы ему рассказали, что соседи ухаживают. Никак не отреагировал и не помог.
Вот уже четыре года как сюда обманом прописался Федор Дорошенко и тут живет.
— Как обманом? Нужно же согласие хозяина квартиры.
— Мы его вызвали починить кран, он в ЖЭКе работал. Пришел, увидел это все и сказал, что он родственник. Бабуля на то время уже ничего не понимала, ее на такси отвезли, привезли. Как-то так и получилось. Мы уже потом поняли, что он никакой не родственник, его ни на похоронах сына не было, ни связи Галины с Репкинским районом нет, откуда Федор родом. Он ее закрывал — она в окна стучала, кричала, в двери стучала, да так, что руки все в крови были, — показывает пятна на двери Ольга Александровна. — Галина участник боевых действий, 25 лет проработала инженером в ДСК (домостроительный комбинат), она вообще живенькая была. А вот пару недель назад ее этот Федор толкнул — ногу сломала. Теперь лежачая. И не ест же она сама — кормить надо.
Если б ее куда-нибудь определить, это ж не жизнь. Квартира все равно государственная, не приватизирована. Пусть бы ее пристроили и забирали квартиру, а этого обманщика пинком отсюда. Она пенсию получает. Деньги Валентина Алексеевна забирает — на продукты. Долг по коммунальным платежам 15 тысяч, это учитывая, что у Галины льготы. У нас уже сил нет, возраст не позволяет ухаживать как положено.
Нашла 35-летнего Федора ДОРОШЕНКО на работе, в котельной рядом с домом.
— Была у вас в гостях. Что скажете?
— Ну что? Валентина Былым ничего не хочет делать. Она является опекуном, забирает всю пенсию, за коммунальные услуги не платит — отсюда и долги. Суд постановил, что у Галины теперь два опекуна: я и Валентина.
— А давно вы судитесь?
— Да, давно.
— Я тут четыре года работаю, все это время и судятся, — подсказывает один из сотрудников Федора. Про ситуацию на работе знают.
— Я подал на апелляцию, не может быть два опекуна, — продолжает Федор.
— Почему не определите бабушку в спецучреждение? Ей нужен уход.
— Я и хотел определить, но для этого мне нужно быть опекуном или близким родственником. А Валентина ее определять никуда не хочет. Придет, переоденет Галину Ивановну, вещи вонючие в ванную бросит — я после работы стираю.
— А как получилось, что вы там прописаны?
— Я дальний родственник.
— Вы не пробовали связаться с ее сыном? Может, он бы посодействовал?
— Он где-то в России. Неизвестно, жив ли.
— Что у бабушки с ногой? Это вы ее толкнули?
— Никого я не толкал и не бил. Я с ней уже четыре года живу.
Позвонила в территориальный центр социального обслуживания Новозаводского района Чернигова.
— Запутанная история с Нехаевской, — говорит Маргарита АЛЕКСЕЕВА, директор терцентра. — Я сама лично выезжала к ним. Жаловалась соседка. Когда мы приезжали, было бедно, но чисто. Федю прописали с подачи этой же соседки, так как он пришел что-то чинить и жаловался, что негде жить ему. Федя нанимал девочку, которая за тысячу гривен два через два дня приходила, готовила кушать и ухаживала за бабушкой.
Федор назывался внуком, но на вопрос, чей он сын — не отвечал. Галина Ивановна была еще частично адекватна, и говорила, что сын ее в Испании и что раз в месяц они созваниваются в скайпе.
Позже Федор приходил к нам в терцентр, со своим как он называл ее, юристом. Делали запрос, стоит ли Нехаевская у нас на учете, и является ли Валентина Былым нашим сотрудником. На что получили отрицательный ответ.
Валентина Белым оформила компенсационные выплаты и забирает пенсию, соответственно, обязана ухаживать за бабушкой.
Мы переживаем за Галину, но в связи с тем, что у нее есть сын и опекун, который обязан за ней ухаживать — можем ее определить только на платной основе.
***
Позвонила 63-летней Валентине БЫЛЫМ.
— Вы официальный опекун Галины Ивановны?
— Я не опекун. Мы с Галиной в дружеских отношениях. Я у нее с детьми жила с 1984 по 1988 год, потом нам квартиру дали, и мы переехали. Галина меня к себе пустила, как же я ее брошу? У нее тут никого.
Сын ее со смерти брата, Сашки, на связь не выходил. Есть внук, Максим, женился уже. Они все в Питере живут.
Федя, было, сиделку нанял — я ей с Галининой пенсии платила. А сейчас сиделки нет.
Пенсию получаю по доверенности, нотариально заверенной. У нас была договоренность: я с пенсии плачу сиделке 1500 гривен, а Федя коммуналку платит.
— Почему такой запах в квартире?
— У Галины перелом и подробление ноги с вывихом. Она теперь лежит. В туалет, понятное дело, ходит под себя, я одеваю памперсы на ночь. Федя кричит, что не надо памперсов.
Прихожу к ней, когда он на работе. Галина лежит во всем мокром. Он вещи ее пополощет холодной водой, потому что колонка не работает, и вешает. Говорит: пусть выветривается.
Вот на этих выходных (говорим 17 августа. — Авт.) в субботу в 5 утра уехал, в воскресенье вечером вернулся. Галина Ивановна одна лежит.
Ирина ГЛОТОВА

Пошук по сайту