СОБРАЛАСЬ К ДОЧЕРИ В ПОДМОСКОВЬЕ, НО УСНУЛА НА КЛАДБИЩЕ И ЗАМЕРЗЛА

10.06.2021 | Місто
4 марта в Чернигове ушла из дому и не вернулась 86-летняя Антонина Полуботко. 12 марта пенсионерку нашли мертвой на еврейском кладбище по Любечской. По городу поползли слухи: Антонина Сергеевна распродала недвижимость, собиралась переезжать к дочери в Россию, а вырученные от продажи деньги пропали. Суммы называли баснословные — до ста тысяч долларов.

Пропали десять тысяч гривен

На еврейском кладбище большинство могил неухожены. Некоторые надгробия разрушились. Свежих венков крайне мало. Чем дальше от входа — тем больше пустых бутылок из-под алкоголя, шприцов, пузырьков и ампул из-под медикаментов. Жители близлежащих домов говорят, что усопших здесь проведывают очень редко, ведь кладбище старое. Кроме алкоголиков и наркоманов, тут разве что собак выгуливают.
Что могла делать бабушка на старом кладбище? Принесла венок умершим родственникам?
— Мать рвалась ко мне в Россию, — рассказывает о покойной 59-летняя Марина ВОВК. Дочь Полуботков приехала из Подмосковья. — В тот день, 4 марта, она взяла с собой деньги, паспорт. И ушла, поехала, типа, ко мне. Как оказалась на кладбище — непонятно. Может, подумала, что она ходит по кладбищу на Урале, где похоронены ее родственники. Пожилой человек, голова работала хуже. Из дому вышла вечером.
— Отсюда и разговоры, что Антонина Сергеевна продала все имущество и при себе имела крупную сумму денег?
— У нее с собой, действительно, были деньги. Но не от продажи недвижимости. Пенсия, сбережения. Всего при себе в сумке лежало десять тысяч гривен. Они пропали. Как и паспорт. Осталось только пенсионное удостоверение. По нему маму и узнали.
— Какова официальная причина смерти?
— Уснула и замерзла. Легкая смерть. В этот же день, 4 марта. А нашли только через семь дней. Проходимости на кладбище нет, раз в неделю проверяющие появляются. Вот они и нашли маму.
— Как папа воспринял случившееся? (Отцу Марины, Владимиру Полуботко, тоже 86 лет).
— Держится, как может. Папа сейчас поедет со мной в Подмосковье. Одного же не оставлю. Потом приедем, чтобы все переоформить, как полгода пройдет.
Похоронили Антонину Полуботко в Локнистом бывшего Менского района.
— У нас родственники в Березном, Гусавке, Локнистом. Так и хоронили, чтобы было кому на могилку прийти.
Марина Вовк в Чернигов приехала вечером 12 марта. О том, что мать нашли в этот день, женщина узнала 13.
— Я утром прошлась, поснимала объявления о поиске мамы. Как только нашли тело, как-то легче сразу стало, как груз с души. Хоть и не очень верится, — вздыхает Марина.
— О пропаже мамы отец сообщил мне 5 марта. Но сразу приехать я не могла, только от «ковида» привилась, — потирает плечо Марина Владимировна. — Была температура несколько дней.
Марина сожалеет, что не удалось забрать к себе родителей раньше.
— Пятнадцать лет уже туда-сюда. То переезжаем, то нет. То квартиру нужно неподалеку от меня, то дачу. Сама и виновата, что так случилось. Чего было тянуть с переездом? Теперь границы закрыты. Ни мамины родственники, ни мои дети (ее внуки) на похороны не смогли приехать. Пустили только меня, родственницу первой линии. Даже в полиции удивлялись: как вас пропустили? С трудом. Спасибо волонтерам и частным детективам. Детективов мы нанимали в Чернигове для поиска мамы. Они ходили и опрашивали соседей. Найти не нашли, но хоть я приехать смогла.
Я вот больше недели в Украине. И в полиции была, и в прокуратуре. Меня везде хорошо принимали. Никто не нагрубил, плохого слова за мой русский язык не сказал. Я то украинский понимаю, но говорить уже не могу. А вот, когда я еду сюда, то наши меня провожают. Вроде, я чуть ли не на войну еду.
— Чем добрались в Украину?
— Автобусом до Киева. Обратно будем ехать из Чернигова. Мне подсказали небольшие автобусы, которые по девять человек перевозят. Вот таким и поедем.

«Песни под гитару ей пел»

Антонина Полуботко жила в самом центре Чернигова, по проспекту Мира, 35 (дом около гостиницы «Украина», на первом этаже магазин «Квартал»).
— Сергеевну мертвой нашли? — округляет глаза 68-летний Александр РЕБЕНОК, сосед покойной. Его квартира — под жильем Полуботков. Говорит, дружили. — Вот недавно мужа ее, Володю, видел. Уже после того, как пропала соседка. Спросил, как Сергеевна? Он так отрешенно: «Нормально». — Я о ней слова плохого сказать не могу. Мы дружили, вхожи друг к другу были. В этой квартире живу 14 лет. Есть те, кому Сергеевна не нравилась. Она, вроде, старшей по дому была. За порядком следила, замечания делала. А живем в самом центре, много квартир сдают в аренду. Машины поставят не так, как надо, Сергеевна идет ругаться. Могла и матом послать.
В последнее время соседка стала сдавать. Идет — не знает куда. Забирал ее попить чайку. У нее дочка в России живет, у меня — в Швейцарии (25 лет назад туда замуж вышла. В 17 лет с парнем в Киеве познакомилась. Он на восемь лет старше. Ездил к нам и забрал нашу дочь). Моя дочь ко мне приезжала, Сергеевны — к ней. А в прошлом году ни моей, ни ее не было — карантин проведать помешал. Я ей песни старые под гитару пел, когда еще помоложе был, зубы во рту стояли:).
Другие соседи вспоминают, что Антонину Сергеевну мог привести под квартиру чужой человек. Забывала код от входной двери. Теряла ключи.
— Это хорошо, что хоть тело Сергеевны нашли, — находит позитив в страшной ситуации Александр Иванович. — У меня когда-то друг пропал, Миша Чепела. Мы думали, что он поехал к сестре в Киев. Оказалось, что бросился с киевского моста (только лед сошел) и утонул. Похоронили, как неизвестного. Только когда сестра сообщила, что брат не приезжал к ней, давай искать. Нашли могилу, перезахоронили.
Виктория ТОВСТОНОГ. Фото автора и из семейного архива

Покойная Антонина Полуботко с мужем Владимиром

Дочь Марина Вовк

Пошук по сайту