С ЗИЛа-ВЕЩДОКА СНЯЛИ КОЛЕСА, СПЕРЛИ АКУМУЛЯТОР, РАЗОБРАЛИ ДВИГАТЕЛЬ

5.02.2021 | Місто
В Чернигове, на Старой Подусовке, на улице Кутузова, напротив дома номер два, стоит ЗИЛ с обгоревшей кабиной. Капот открыт, все ценное из-под него уже вырвано. Ранее дверь кабины и капот были опечатаны.
Машина начала гореть 29 ноября в полвторого ночи.
— Мы позвонили на «101» в МЧС. Нам сказали, что пожарная машина уже едет, — вспоминает 56-летний Сергей РЕЗНИЧЕНКО. — Когда приехали пожарные, водитель уже куда-то делся. Куда и откуда ехал, кто его знает. У нас по Кутузова гаражный кооператив, а в нем что угодно, даже грузовики туда едут.
Следователь опечатала машину и сказала, что грузовик заберут, как вещдок. Потом приехал эвакуатор от Блауша. Водитель покрутился, посмотрел, с кем-то созвонился и сказал: «Да ну ее в болото». И уехал. В воскресенье ЗИЛ так и не забрали. Местные охотники за цветным металлом начали разбирать машину. Сначала вытащили аккумулятор, потом весь цветмет из двигателя. Сняли противотуманки.
Если это вещдок, значит, его должны были отвезти на штрафплощадку под охрану, как положено. Тем более, машина мешает мне выехать со двора, и свободно проехать другим автомобилям, в том числе грузовым, которые ездят в автокооператив. Вызвал патрульную полицию. Говорю, так и так. «А мы что сделаем, — отвечают. — Нет у нас грузового вертолета». «Да елки-палки, как нет, Аваков же закупил». Уехали. Через день звоню дежурному горотдела полиции Шевченко, 13: «Відреагуйте, машина перешкоджає дорожньому руху. Посприяйте, її треба забрати на зберігання». А он: «И что вы мне предлагаете сделать?» И так пять раз ответил на русском. «Ну, вы же дежурный», — говорю. Попросил: «Дайте номер начальника чи керівника слідства». «Мы не обязаны давать номера». Куда я только не звонил, даже в Черниговраду, никто не отреагировал. Снова обратился в полицию. Пришел участковый. «А я что сделаю?» Дал номер дела и номер нового следователя. Три дня я звонил. Никто трубку не взял. Вот такие реформы в полиции.
Наутро просыпаемся, уже и колеса сняли. Звоню патрульным. Они мне: «А вы можете подъехать». А зачем мне подъезжать? Я уже по делам выехал. Вы отреагируйте, машину заберите. Вы же следите за безопасностью дорожного движения. Мне чего ехать, чай с вами пить? Они ничего не сделали. А «ЗИЛ» стоит, движение перекрывает. Приехали с гаражей автокарой, сдвинули чуть-чуть, чтобы не мешал.
— А хозяин не появился?
— Машина зарегистрирована на жителя Нежина. Но я его не знаю и не видел.
— Почему вещдок не забирают на штрафплощадку?
— Если машина-вещдок и объем такой, что она не может быть транспортирована полицией на хранение, то она передается собственнику,— объясняет 29-летняя Наталья Слабеняк, спикер полиции Чернигова.
— А то, что он ее не забирает?
— Это же его имущество.
Открыто уголовное производство по части 2 статьи 270 (Нарушение установленных законодательством требований пожарной безопасности, если оно повлекло возникновение пожара, которым причинен ущерб здоровью людей или ущерб имуществу в больших размерах).
Валентина ОСТЕРСКАЯ. Фото автора

Тот самый ЗИЛ