С ТРЕМЯ ДЕТЬМИ БЫЛА СВЕКРОВЬ

3.08.2021 | Місто
30-летняя Лилия Павленко в апреле 2019 года вернулась из Чехии. Трое детей были со свекровью Валентиной Павленко. Муж тоже за границей. И кума, 29-летняя Яна Тупик из Дибривного, что на Городнянщине.

«Спишь, работаешь, и между этим ешь иногда»

— Если бы мы все знали чешский язык, я бы детей туда забрала, — говорит Лилия Павленко. Лиля родом из Винницкой области. Живет в Чернигове на Шерстянке (район города). — Язык не очень сложный, но для школы надо его хорошо знать. Тяжело детей было оставить дома. Но у меня хорошая мама — свекровь. Валентина Павленко. Моя родная мама умерла. Я была уверенна на все миллион процентов, что свекровь с детьми справится.
— Сразу согласилась?
— Она давно говорила: «Едьте». Но дочка была маленькая. Старшим, девочкам-двойне, по 9 будет, а меньшей в августе — 4. С детьми общалась по вайберу. Не видела их три месяца без четырех дней.
Я была инициатором поездки за границу. У нас нет жилья, снимаем. Муж ехать не хотел. По стройкам постоянно. Я работала в детсаду на Шерстянке воспитательницей, после Черниговского педуниверситета.
Училась вместе с Яной Тупик, потом она стала кумой, из Дибривного. На специальности младшие классы и декоративно-прикладное искусство. На платном. В Чернигове у меня тетя. Поэтому мама меня и направила сюда. Тут университет попроще, чем в Виннице.
В Чернигове я вышла замуж. Трое детей. На квартиру заработать нереально. У меня с работы знакомая уехала за границу. Помогла и мне — советами, подсказками.
В Чехии мы работали на заводе по производству продуктов. Половина предприятия — готовое їдло (їдло по-чешски еда). Полуфабрикаты. Мы работали там, а потом перешли на мороженные. Так попали, повезло.
Обстановка доброжелательная. Но возвращаться не будем. Запретили 12-часовый день, значит, заработок уменьшится. К тому же, надо долго ждать оформления. Три месяца сидеть дома.
Курточку — там купила, обувь — здесь. Там не одеваются, как у нас, чтобы и красиво, и богато. Не забивают голову ремонтом, мебелью. Машины на первом месте. И еда. Хорошо, рассказывали чехи, кредитуют. Они берут квартиры в кредит. Особенно льготы, если маленькие дети. Техника дешевая. Телевизор на 56 дюймов, почти на стенку, 15 тысяч гривен на наши деньги.
Времени на магазины, на отдых было мало. Спишь, работаешь, и между этим ешь иногда. Потом так привыкаешь к этому ритму, что здесь я просто не знаю, чем себя занять. Надо Пасху, первомайские праздники переждать, потому что там тоже люди отдыхают. И думать, куда ехать работать.

«За 4 тысячи сидеть здесь больше не намерена»

— Если ни за что не платить, в Чехии на заводе можно заработать до 30 тысяч гривен в месяц. 27-28. А если вычесть за жилье, питание тысяч 10, останется 17-18, — говорит Яна Тупик. Разговариваем в Дибривном, в родительском доме, в небольшой прихожей, заставленной цветами в горшках. Яна воспитывает сына. Когда была в Чехии, мальчик оставался с бабушкой, Светланой Тупик, и с дедушкой. — Но работать по 8 часов, если будут оплачивать 110 крон час (129,5 гривен), выгоды нет,
Была воспитательницей в садике в Смычине Городнянского района, — рассказывает. — В один прекрасный момент позвонила кума Лиля и говорит: «Мне все это надоело. За 4 тысячи гривен сидеть здесь больше не намерена. Поехали со мной». Согласилась. С кумой проще, чем одной.
Приехали к хлопцу в Чернигов, который раньше оформлял документы куминой знакомой. Нам пришло приглашение. Поехали в визовый центр в Киев. Заплатили 35 евро (1056 гривен). И страховку около 750 гривен. Оставили документы в визовом центре.
Все что надо, они сделали. Подписали документы. И прислали в Чернигов. Мы забрали. Хлопцу, который оформлял нас, сказали, что документы на руках. Он помог нам билеты купить по интернет на автобус Киев – Прага. По 2 тысячи гривен отдали. Назад ехали этой же автобусной фирмой. Нам скидку сделали. На их деньги, платили 1500 крон (1 крона —1,18 гривен).
Значит, 14 января из Киева выехали. Вышли в Праге из автобуса. Нашли бесплатный вайфай (WI-FI) в вокзале. По вайберу связались с девочкой от фирмы. Сказала: «Вас заберет тот-то, ждите». Подождали, молодой человек забрал. Привезли в общежитие в Праге. За жилье мы платили сами. 4 тысячи крон в месяц, примерно 3900 гривен.
Общежитие — домик двухъэтажный. Жили украинцы, болгарин. Две ваные, два туалета, кухня большая. Побыли там 4 дня. И нас перевели в Опаву. Город ближе к Словакии, возле Польши. Когда ехали назад, два часа до Польши, через Польшу часов 6, и мы уже на границе украинской стоим, ждем, пока пропустят.
До Опавы полчаса было бы электричкой. Мы ехали машиной более часа.
21-22 января заступили на завод. Украинцев много. Самых старших видели 60-летних, пару. Ездят по заработкам, в Чехии были впервые.
Мы подписали медицинскую страховку. К нам прикрепили куратора. Он нас возил на работу, выдавал форму, забирал с работы, деньги платил. Если проблемы, кто-то недодал, недописал, ходил разбирался.
Поработали на полуфабрикатах до 1 февраля. Сыры, вареники, мясо, тесто. Много процессов. От и до, конвейер.
С 1 февраля запустили на этом же заводе мороженое. Там лучше, чем на полуфабрикатах. Ведь там, где мясо, морозилка. Там холодно. И где салаты, холодно. Сквозняки. А на мороженом только что машины гудят, сильно шумно. Нам давали беруши (специальные вкладыши для ушей). Предупреждали: «Если у вас не будет берушей, нас могут оштрафовать».

«Я стояла и 12, и 16 часов, если была работа»

— Как начинался день?
— Утром мы приходим под двери. Смотрим списки, как мороженое называется. Ищешь свою фамилию. И идешь на то мороженое. Завод работает круглосуточно, в три смены. Чехи и поляки работали по 8 часов, а мы 12 часов, 16. Просили, мы соглашались.
Наша работа состояла в том, что мы упаковывали. Проверяли, есть ли дата изготовления. Или подставляли коробочки под льющееся мороженое. Смотрели на конвейер — где что застрянет, вытянуть быстренько.
Упаковщики в основном стоят. Я стояла и 12, и 16 часов, если была работа, если давали возможность.
— Ноги отекали, болели?
— Есть такие процессы, на которых можно сидеть. Если несколько человек на машине, каждый час мы менялись. Потому что в одном состоянии, в одном положении — о-очень тяжело. И шея затекает, и спина деревенеет. В основном, украинцы работали, и мы из чехов никого не просили. Если надо в туалет или воды попить, сами менялись.
— Вкусное мороженое?
— Вкусное. Натуральные ягоды кладут в мороженое. Соки замораживают. Как у нас лед на палочках.
Из чешского языка выучила отдельные слова. Ванички — лоточки, бедни — ящики, сачки — пакеты, кибла — ведра. Агой — привет. Добрый день — у них тоже добрый день.
— Нашли себе пару?
— Нет, — смеется. — Романа не было. Среди украинцев все свои, словно братья-сестры, не смотрела на парней как на женихов. Среди чехов тоже никто не приглнулся.
Да и времени на личную жизнь не оставалось. Выходные были. Мы ходили гулять по Опаве. Природу смотрели. Архитектуру. Там очень красиво. В магазины ходили. В некоторых на ценниках стоимость в евро, кронах, злотых и гривнах. По закону выходные в субботу и воскресенье. Но в субботу, так как мы заробітчани, нам предлагали работать. И если мы шли в воскресенье в ночь, то никуда гулять не ходили. Отсыпались. 12 часов это было легально. От хозяина слышали: «Может, что вам и не нравится, зато все легально». Но когда была проверка, нам давали выходной. Хотели мы этого или нет.
Остаться там не хотела. Последняя неделя перед отъездом тянулась бесконечно.
Тамара КРАВЧЕНКО. Фото из архива Лилии Павловой

Яна (слева) и Лилия на заводе в Чехии