ПРИЕХАЛ ГЕНЕРАЛ: “ГДЕ ЖЕЛЕЗКА?” А НЕТ ЕЕ, РАЗОБРАЛИ, УЧАСТКИ РОЗДАЛИ

13.09.2021 | Місто
На Старой Подусовке в Чернигове, неподалеку от магазина «Квартал» начинает расстраиваться новая улица с большими красивыми, а, соответственно, богатыми домами.
Коттеджи вырастают по правой стороне улицы Керченской. Слева — старожилы.
Кто поселился на Старой Подусовке и как местные отреагировали на новоселов?
«Хоть богатый, хоть бедный, а канализации нет»
— Мы здесь с 71 года, — говорит 75-летняя Анна Рябченко. Ее двор как раз напротив новой котеджной улицы.
— Раньше тут железная дорога и посадки были. Больше ничего. По «железке» танки, солдаты ехали. Когда только построились и вселились, то первые месяцы даже спать не могли. Кровать ходором ходила. Такой грохот стоял. А потом привыкли, хоть бы что.
В начале девяностых уже и не ездил по ней никто. А потом и вовсе разобрали. А участки, люди говорят, еще мэр Соколов попродавал.
Первые дома лет пять назад строить стали. Фундаменты вот этих, — Анна Семеновна показывает на два новых домах за забором через дорогу. — В одном уже и живут. Вторые не заселились.
Но с хозяевами мы не общаемся. Нет такого, чтоб по-соседски поговорить.
Живут молодые. Даже не знаю, есть ли дети у них. На машинах приезжают-уезжают.
Объявился мужчина один. Говорит: буду вашим соседом.
— Так это вы и дубы срежете? — поинтересовалась.
— Нет, — ответил.
И, правда, только пообрезали, чтоб проводам ветки не мешали. Береза была, сок брали. Вишни, орехи. Теперь ничего этого не видать.
— Богатым соседям рады?
— А чему радоваться? Богатые пусть живут богато. Хотя у нас даже канализации нет, хоть богатый ты, хоть бедный. У нас сливные ямы, и они уже себе выкопали.
Улица всю жизнь односторонняя была. Никто особых благ не делал. Газ-воду подвели.
Только метр улицы заняли.
Местные рассказывают, Соколов участки раздавал задаром, а теперь их за доллары продают.
— Железная дорога эта военного значения была, — говорит житель улицы Керченской 66-летний Владимир Штупун. — Если подусовский мост взорвут, это запасной путь. Он из дэпо шел и на Подусовку. После девяностых дорога пропала. Был случай. Мы с мужиками в гараже сидели. Приехал генерал: а где железка? Железнодорожники, видно, разобрали, а военных не предупредили.
— Раздавать участки лет десять как начали. По разговорам, что Соколов отдал афганцам. Говорят, тысячу долларов сотка стоила. Начали перепродавать.
Многие приезжают, интересуются. Но тут железная труба водяная. Там высоковольтный кабель. Говорят, чтоб перенести, нужно пять миллионов. А кабель этот посреди участка. Плюс кабеля связи.
Построится людям никак. Разве что длинную хату, как барак. Покрутятся-покрутятся, за себя и больше не появляются.
«Щебень, кабеля, воры и алкоголики»
В первом доме по новой улице поселилась семья Марины и Романа Солдатенко.
— Мы четыре года в Чернигове. Приехали из Полтавской области. Работаем в частной фармоколагической компании. Руководство в Словении. А здесь уже два года живем. Участок купили. Строили с ноля. Восемь месяцев ушло, — рассказывает 34-летняя Марина Солдатенко.
— Так быстро?
— Было за что. Если есть финансы, все реально. Бригады работали сутками.
— Улица пока вся пустая. Кто-то еще строиться будет?
— Знаю, что за нами купили участок. И дальше.
Земля тут, конечно, плохая. После железной дороги глина, щебенка. Что-то выращивать нереально. Под двором кабеля идут. Куча дозволов нужно. Плюс воры, алкоголики. Тут все в наличии, — улыбается Марина. — Еще когда строительный вагончик стоял, бомбили. Потом уже и забор поставили, в наглую вошел, тащил пилу. Муж прямо во дворе поймал.
— Что у вас с канализацией?
— Так как мы скраю, то прокладывали от соседней улицы. А вот, что там дальше, не знаю.
— В дальнейшем здесь будет новая улица?
— По идее, да. Но люди давно участки купили. А движения никакого. Мы построились и в том конце улицы.
Риелторы возят покупателей. Но людей смущает железная дорога, кабеля.
***
На сайте объявлений «ОЛХ» есть предложения по участкам на Керченской. За восемь соток просят 14 тысяч долларов.
Марина Забиян. Фото автора

Анна Рябченко

Марина Солдатенко

Владимир Штупун