ОБКОПАЛИ КАНАВОЙ, ТЕПЕРЬ НЕ ПОДЪЕХАТЬ. НА ЗАБАРОВСКОЕ КЛАДБИЩЕ ПОКОЙНИКОВ НОСЯТ

1.04.2021 | Місто
Кладбище в микрорайоне Забаровка в средине декабря обкопали канавой. Глубина — метр, не меньше. 73-летняя Ольга АЛИСЕЕНКО возмущается:
— Кому только такая дурь пришла в голову? Я хожу сюда каждый день. Раз вижу, стоят машины. Трактор копает траншею рядом с могилами. Прошу тракториста хоть немного от могил отступить, чтобы можно было пройти нормально. И лесник ходит. Спрашиваю его: «Для чего это делаете? Может, ограду будете ставить?» А он и отвечает: «Нет, будете туда мусор бросать». Когда я приехала жить на Забаровку в 1971 году, в этом лесу было всего семь могилок. Тут у нас кладбище красивое, ухоженное, много молодых похоронено. Цветами все обсажено. Родителей тут похоронила. Сына два года назад тоже. И себе рядом с ним место оставила. Живу тут 50 лет, не вести ж умерших на «Яцево»? Хоронят тут людей с Забаровки, Масанов, Старой и Новой Подусовки.
Присматривает за порядком на забаровском кладбище 66-летний Дмитрий СТЕЧЕНКО. Он рассказывает:
— На это кладбище за все время никто из чиновников не дал ни копейки, насколько мне известно. Все собственными силами. Я живу рядом и тружусь тут на общественных началах. Сколько дадут родственники умершего на копание могил, столько и трачу на благоустройство кладбища. Посмотрите ж вокруг, все тут в порядке и чистенько везде. Я ж себе этих денег не беру. Я не уполномочен его закрывать или открывать. Официально за этим кладбищем никто не закреплен. Хозяина и работников — нет. Запретить людям хоронить я не могу. Разрешить дальше хоронить я тоже не могу. Но и за границы охранной зоны могилы не вышли ни на сантиметр. Вон, посмотрите!
Иду вокруг траншеи и вижу, что от края последних могил или металлических оградок расстояние до начала второй охранной зоны водозабора «Подусовка» минимум полтора-два метра.
Желающих постоянно присматривать за кладбищем, кроме Дмитрия Стеченко — нет. В основном, мужчины приходят на разовую работу — выкопать могилу или убрать мусор.
— Мусор вывезти — нужно заплатить за машину 600 гривен в час и столько же за трактор. Плюс нужно заплатить на свалке, куда везут этот мусор. Батюшка предлагал мне ходить на Поминальные дни с коробкой и собирать пожертвования среди тех, кто пришел на могилы помянуть родственников и знакомых. Но я отказался, чего мне позориться?
Тяжело найти помощников и работников. Бесплатно ж никто работать не будет. Особенно трудно сейчас найти копальщиков могил. Выкопают, получат деньги и уходят в запой. Приходится новых искать. Не каждый захочет яму копать, да еще и в лесу, среди деревьев, где одни корни. Раньше сам многое делал, но пару лет назад сильно повредил руку.
По поводу того, что будут выкапывать траншею по периметру, никого тут не предупреждали. Приехали и за пару часов перекопали. А ведь нужно было перед тем, как все это делать, повесить объявление и рассказать людям, что и для чего делается. Каждый раз я остаюсь крайний, люди требуют от меня. Приезжают и на меня матюччя горнут. А я тут причем? Козлом и пид…ом обзывают, что не могут к могилам родственников подъехать. После того, как вырыли канаву, нельзя, соответственно, и проехать, чтобы похоронить умершего. Приходится останавливать машину в начале и через все кладбище нести гроб с телом до места захоронения. А за это родственникам отдельно платить приходится, за каждый пронесенный метр до могилы.
Кладбище расположено в сосновом лесу, расчисткой сухостоя никто не занимается. И падают деревья прямо на могилы.
Пока разговариваем, в десяти метрах падает здоровенная сосна.
— Пойдемте, посмотрим ближе, сколько вреда она наделала, — позвал мужчина. — Это уже вторая за неделю.
Прошли вглубь кладбища по узеньким дорожкам между могил. Видны корни только что упавшего дерева. Пахнет смолой. Упав, сосна повредила несколько памятников, крестов и железных оградок.
— Сосна метров тридцать, наверное. И заметьте, дерево живое было, не сухое, — осматривает Дмитрий Стеченко. — Побила людям памятники. Вот как ее отсюда забрать и вывезти? Для того чтобы разрезать это дерево нужно: бензопила, бензин, цепь, шина, масло. Это минимум тысяча гривен. И опять же, нужно заплатить за работу. За прошлый год штук восемь сосен упало. И все убрали своими силами. Смотрите (показывает рукой на деревья. — Авт.): один, два, три, четыре — сколько тут рядом сухих. А сколько всего по кладбищу таких? Как людям быть? Дорога перекопана, и подъехать к могилам нельзя.
Помимо этого такими разрытыми траншеями лесники нанесли вред природе. Присмотритесь, прокопано возле самых деревьев, а от этого страдает корневая система. Год, два пройдет, сосны высохнут и начнут также падать на могилы.
Для чего же все-таки была вырыта метровая траншея вокруг забаровского кладбища, пояснили в черниговском областном управлении лесного и охотничьего хозяйства.
— Кладбище незаконное и занимает примерно два гектара. Сейчас работаем над тем, чтобы его вывести из лесного фонда и передать Новобелоусской громаде. Для этого нужно минимум полгода, — рассказал 46-летний Сергей АНИЗЕНКО, начальник областного управления лесного хозяйства. — Кладбище расположено на границе зоны санитарной охраны водозабора «Подусовка», продолжает расширяться и в любой момент может распространиться на эту зону, водообеспечение Чернигова находится под постоянной угрозой.
При каждом случае, когда копальщики приходят копать очередную могилу, лесники обязаны вызывать полицию. Но мы понимаем, что похороны — это трагедия для семьи. И мы не идем на такие радикальные меры. Поэтому в средине декабря было решено сделать эту обкопку. Есть в городе специально отведенные места. Там и хороните. Но там же и платить за это немало нужно. Предполагаю, что и на забаровском кладбище людей просто так не хоронят, кому-то платят деньги за место. Вот тут и нужно расследовать и узнать, кому это выгодно.
Ольга САМСОНЕНКО, фото автора
На снимках: канава; Дмитрий Стеченко, Ольга Алисеенко, деревья падают на могилы и памятники