ГОЛОД В ЧЕРНИГОВЕ:1932-1933 ГОДЫ

26.11.2020 | Місто
В середине марта 2019 года в музее Коцюбинского представили книгу «Усвідомлення Голодомору 1932-1933 гг.: Чернігівщина». Ее написали историки, сотрудники Украинского Института Национальной памяти Сергей Горобец и Сергей Бутко. Издана в Чернигове. Тираж 100 экземпляров. В интернете в ближайшее время появится Pdf-версия.
(Проверьте, может, уже и есть). Голод? В Чернигове. Да.
“За отчетную пятидневку обнаружено 9 трупов. После осмотра врачом определены причины смерти — от истощения. Личности не установлены. Трупы преданы земле за счет железной дороги. Это сообщается в секретном политдонесении транспортного отдела станции Чернигов от 9 июля 1933 года, опубликованном в Национальной книге памяти жертв голодомора в Украине. Пишется также, что транспортников, больных безбелковыми заболеваниями (пухнут ноги, трескается кожа вследствие голода, — авт.), выявлено по Чернигову 19 взрослых и 13 детей. По станции Чернигов — увеличение заболеваемости среди тех транспортников, которые столуются в железнодорожных столовых, так как обеды плохие, калорийность очень низкая. Там же читаем, что задержано мешочников (занимающихся мелкой торговлей) — 59, в поисках работы — 47. 8 июля прибыло 23 беспризорника, 4 июля — 16. Люди, по видимому, убегали от голода в Чернигов, но их ловили.
— Чернигов — областной центр, люди искали работу, — объясняет представитель украинского института Национальной памяти в Черниговской области 59-летний Сергей Бутко. — Работали электростанция, железная дорога. Выдавались продовольственные пайки. При этом работающие тоже мерли от истощения. И это июль 1933 года, когда голодомор уже пошел не спад. Активная фаза убийств голодом началась в ноябре-декабре 1932 года. Забирали не только зерно. Были натуральные штрафы. Изымали мясо, горох. По селам работали буксирные бригады. Искали спрятанное съестное. Забирали даже то, что было в хате. На спад голодомор пошел в июле 1933, когда появился урожай.
Но даже в июле 1933 года от голода и недоедания страдали работники железной дороги. А ведь железная дорога — это важный стратегический объект. Коммунистическая партия должна была заботиться о нем.
В Чернигове был черный рынок, были пайки, все равно люди страдали от голода.
В Чернигове был леспромхоз. Он, по оценкам коммунистов, не выполнил план, и его занесли на черную доску. Это значило — репрессии среди рядовых и руководителей. Ищут контрреволюционный элемент. На территории леспромхоза нельзя торговать. Закрываются магазины. Запрещается кредитование. Кредиты требуют досрочно. Черные доски были широко распространены по всей Украине.
— Были по Чернигову зафиксированы факты каннибализма?
— По Черниговской области я встречал, по Чернигову — нет. Но нужно относительно доверять коммунистическим документам. Они фиксировали то, что знали. Всего знать не могли. Факты каннибализма могли быть и в самом Чернигове. В свое время, когда я жил с родителями в Казани (Татарстан), слышал, что после войны были факты каннибализма в самой Казани, а это же крупный промышленный центр. Меня поразило, что это было именно в городе. Каннибализм, когда люди в отчаянии теряют человеческий образ и начинают убивать и поедать себе подобных…
Вины украинцев нет. Во всех народов мира, которые прошли через мощное голодание, находились факты каннибализма, к сожалению. К сожалению люди ломались и в сельской местности, и в городах. Но, в первую очередь, в сельской. Потому что удар убийства голодом был направлен на крестьян. Потому что прежде всего крестьянин — носитель украинского языка, обычаев, культуры. Это экономически независимый человек.
В Украине голод был не только следствием коммунистической политики, он был специально организован. Одних убить голодом, других превратить в послушное быдло. В советских людей. Те, кто остался жив, через какие физические и моральные пытки они прошли. Их же заставляли лгать.
Убийство голодом тщательно организовывалось заранее. Конец 1920 до 1932 года — началась коллективизация, то есть закрепачивание крестьян. В 1930 году было 4000 крестьянских восстаний против коллективизации. В них участвовало 1 миллион 200 тысяч человек (чекисткие данные) по всей Украине, в том числе и Черниговщина.
Хлебозаготовки, которые проводились по итогам урожая 1932 года, были нереальны. Москва это знала, Киев это знал. Обвиняется крестьянство и внедряются репрессии. Какие? Изъятие всего хлеба, в том числе, семенного фонда. Запрет выезжать за границы Украины. Мы же пограничная область. Станция Чернигов — это заслон чекистов. Задание — не впускать в Чернигов. Безработных, крестьян задерживали как нарушителей. В 1932 году была внедрена прописка по месту жительства. Горожане получали паспорта, в них вносилась прописка, они могли переходить с работы на работу. Сельские же жители не получили документов до 50 годов. Только после второй мировой войны, в 50-е – в начале 60 годов крестьян освободили от крепостничества. Единственное место, где советская власть позволяла людям без документов устраиваться на работу и получать пайку, это донецкие шахты. В них были условия как в каторжной тюрьме. Задание — не выпускать на территорию Беларуси, где голодомора не было. И не выпускать на территорию России.
— Почему не было голодомора в Беларуси?
— Голодомор — это специальная каральная акция против украинской нации.
— Говорят, что где бедные земли, голодомора как такого не было, был просто неурожай.
— Люди могут говорить что угодно. Возьмите село Яновка, сейчас Ивановка. Мой коллега Сергей Горобец спрашивает, был ли голодомор. «Нет, не было». Горобец поднял документы, ведь сохранились книги регистрации смертей, и посмотрел. В 1933 году, был большой прыжок смертей. Документы доказывают, что голод был.
Преступление голодомора уникально. Голод был для того, чтобы переделать людей на рабов без памяти, языка, без культуры. Самое страшное, что во время голодомора и после него то, что человек вслух говорит, что был голод, означало, что он занимается антисоветской пропагандой, и его репрессировали. Вдумайтесь: люди умирают от голода, мертвые лежат на улицах, подъезжают телеги, на них кладут трупы. А говорить об этом нельзя. Газеты откроешь, там о выполнении-перевыполнении планов, о подготовке к посевной. Создавалась вторая реальность, ужасная. Ведь если случается беда, например, подорвали враги склады под Ичней, это обсуждала вся страна. Кто-то возмущался, кто-то кого-то ругал. Нам с вами в головы не придет, что нас могут обвинять, что мы об этом го-во-рим. А теперь представьте, что в Черниговской области, по подсчетам историков, погибло от голода 362 700 человек, и ни в одной газете об этом нет. И так все время. Последнее уголовное дело, открытое потому, что говорили о голоде, было после второй мировой войны. Про голод в Украине начали открыто говорить только во второй половине 80 годов 20 века.
— Преступления сегодняшние. Насилия взрослых над детьми. Есть такое мнение: что можно ожидать от украинцев, которые ели своих детей.
— Постгеноцидное общество. Это термин, внедренный другом украинского народа американцем Джейсом Мейсом. Когда в обществе теряется сплочение, когда приветливая культурная нация приобретает качества жестокости, аморальности. Когда растет преступность. Конечно, у голодомора есть последствия. Их нужно преодолевать. Плюс современная война добавляет. Но — «мы помним, мы сильные». Это слоган 85 годовщины памяти жертв голодомора.
— Все документы по голодомору обработаны?
— В Украине основные обработаны и напечатаны. Но есть документы в России, в так называемом президентском архиве. Они закрыты сейчас. Часть украинские историки успели в 90-е годы в Москве обработать. Когда Путин пришел к власти, эти архивы наглухо закрыты для всех.
— Какой факт по Голодомору вас поразил наиболее сильно?
— Сам факт голодомора настолько катастрофичен, что меня постоянно печет то, что в Украине, по самым минимальным подсчетам, убито голодом 4 миллиона человек. Это колоссальная цифра в мировом масштабе. И как коммунистический режим смог эту информацию удержать в тайне. И сделать так, чтобы мировая сообщность на это не отреагировала. Это еще раз говорит о том, что нас будут уважать как нацию, если мы будем иметь собственное государство. Безгосударственных народов никто не хочет слушать. Во всех странах мира должны знать о голодоморе в Украине. Ужасная трагедия, а в мире об этом не знают так, как о Холокосте евреев. Международные организации признают, что был голодомор. 16 стран и 18 штатов США мира признали, что голодомор в Украине был геноцидом, то есть уничтожением какой-либо национальной, этнической, расовой, религиозной группы украинского народа.
«Это мог бы быть даже просто памятный крест»
— 3 529 людей в Чернигове погибло вследствие голода и болезней, вызванных голодом, — напоминает Сергей Бутко. — 362 700 умерло в области в течении 7 месяцев голодомора. Это хуже чем война. Во время второй мировой войны на территории Черниговской области умерло 127 тысяч человек. На фронтах войны с нашей области погибло 134,5 тысячи. Всего 261 тысяча 500. Получается, за 7 месяцев в мирное время убито людей больше, чем за 4 года войны. При этом Чернигов — единственный областной центр, где нет памятного знака жертвам Голодомора. Знак мог бы стоять, например, возле Пятницкой церкви. Это мог бы быть даже просто памятный крест.
Тамара КРАВЧЕНКО

Пошук по сайту