АЛЕКСАНДР ДАРНИЦКИЙ В АФГАНИСТАНЕ ОХРАНЯЕТ ВИП-КЛИЕНТОВ, А В ЧЕРНИГОВЕ ВМЕСТЕ С ЖЕНОЙ ЮЛИЕЙ ОТКРЫЛ ЧАЙХАНУ “КОВЕР”

20.08.2021 | Місто
В Чернигове на Пятницкой в 2019 году открылась первая чайхана «Ковер».

Из сварщиков в баристы

Сразу напротив входа барная стойка. За ней улыбаются и здороваются 22-летний Игорь Козлов, бариста*, и 25-летняя Дарья Бондаренко, официант (в октябре 2019 года).
В чайхане два зала. В первом несколько столиков со стульями-креслами. Большие панорамные окна. Во втором зале приглушенный свет. Здесь уже вместо стульев диваны с подушками. Довольно удобные, можно и с ногами залезть.
На стенах — ковры. И восточные, и советские, такие, как раньше висели в каждой квартире. А еще панно в восточном стиле. Играет тихая восточная музыка. В помещении тепло. Говорят, отопление еще не включили. Спасают толстые стены старого здания.
В витрине у барной стойки восточные десерты: пахлава из слоеного теста с орешками в разных интерпритациях — 20-25 гривен за небольшую штучку, лукум — 29 гривен за три кусочка, чурчхела* — 29 гривен за штуку и другие.
Меню небольшое. В нем только чай, кофе и десерты. Ни еды, ни алкоголя. Около двух десятков видов чая. Кроме стандартного черного и зеленого — белый, красный, копченный, египетский, марокканский. Цены — 39-49 гривен за чайник 400 миллилитров. Себе заказали самый необычный, по словам баристы Игоря, бедуинский. С молоком и специями.
Его принесли в прозрачном чайнике на подставке с горелкой. Чая в молоке не почувствовали. Действительно, необычный напиток. Так сказать, на любителя.
— Это классический индийский чай массала. В Чернигове такого вы больше нигде не попробуете. Есть посетители, которые специально приходят за ним. С молоком и пряностями, — объяснила Дарья, официант.
Дарья раньше работала в Киеве. В родной Чернигов вернулась, чтобы здесь отдать в школу дочку. О работе в «Чайхане» узнала от бывшей одноклассницы.
Ее коллега Игорь по образованию сварщик. Работал по специальности за границей. В Чернигове успел потрудится на четырех заводах, в том числе и на ЗАЗе. А потом ушел в сферу обслуживания.
— Решил попробовать, и мне реально понравилось, — говорит Игорь.
— И владельцы хорошие. А вот и они.

Кальян — после 18.00

«Ковер» открыли черниговцы 28-летняя Юлия Дарницкая и ее муж 27-летний Александр.
Юлию в Чернигове, да и за его пределами знали по полезным батончикам. Несколько лет, как девушка открыла собственное производство. И дело пошло.
Александр — потомственный военный. Сейчас работает в Афганистане.
— Там уже три года. Неоднократно был в настоящей чайхане. Плюс мы много путешествуем. В поездках и вдохновляемся, — объясняет Юлия. — Идею заведения вынашивали пару лет. Все продумывали до мельчайшей детали.
Очень впечатлила последняя поездка в Стамбул. Вернувшись, в объявлениях в Интернете нашли помещение. Разработали дизайн. Ремонт длился два месяца.
Чайную карту по китайским чаям помогал разрабатывать специалист по чайным церемониям. На чаи и акцент. Хотя и кофе немало позиций. Например, кофе с халвой. В него добавляем настоящую халву. Фишка в том, что, когда допиваешь на дне остаются кусочки халвы. Это очень вкусно.
Десерты для нас пекут восточные люди по семейным рецептам
— Это не классическая чайхана. Мы адаптировали ее под наши реалии, — присоединяется к разговору Александр. По классике, нужно, чтоб ковры и подушки лежали прямо на полу. Человек разбулся и присел. Такое местечко сделаем на улице на летней площадке. Но даже сейчас не уверен, что будет правильно воспринято.
По вечерам у нас можно покурить кальян.
Так как много деток, кальяны только после 18. И в отдельном зале за шторкой.
— Шторка спасает от дыма?
— Мы месяц разрабатывали систему вентиляции. Она реально работает.
Кальяны входят в концепцию чайханы. Только в Афганистана это гашиш, у китайцев — опиум, у нас — так игрушка, ароматические табаки.
— Ваши посетители — восточные люди?
— Знаю, что к нам приходили турки. Но из общего потока восточных посетителей процентов десять, не больше. И в основном это женщины. Хотя на востоке в чайхану женщин не допускают. Но это был бы бред.
— Как попали в Афганистан?
— Это путь нелегкий. Сначала была наша летка. Служил в Десне, Гончаровском. У меня вообще все дяди-деды полковники. Мама из государственной службы охраны на пенсию в звании майора ушла. Один я сержант, — смеется мужчина. — Работал инструктором в АТО.
Год жил в США. Был на Аляске, в Калифорнии, Чикаго. В Сербии открывал охранное агентство. И сейчас учусь заочно в Англии, получаю бакалавра в секьюрити*-менеджменте. Нужно повышать уровень. Сейчас у меня в подчинении 40 человек. И 270 клиентов. Работаю восемь недель в Афгане, четыре дома, в Чернигове.
Если грубо говоря, то это служба охраны. Обеспечиваем безопасность вместе с регулярными войсками. Из Украины таких 11 человек.
— Кого охраняете?
— Обеспечиваем безопасность представителям ОБСЕ, ООН, заместителю премьер-министра Афганистана. Обеспечивал безопасность на чемпионате УЕФА в Киева. У нас большая проблема с кадрами. Люди не говорят на английском.
— Не страшно отпускать мужа?
— Я же знала, за кого выходила замуж, — улыбается Юлия.
— Следующий год не работаю. Огнестрел, — Александр держится за бедро правой ноги. — На нас напали талибы-смертники. Мы их уничтожили, но я получил ранение.
— Много черниговцев в Афгане?
— Знаю еще одного. Я в Кабуле. Он в Джалал-Абаде.
Марина Забиян, Виктория Товстоног. Фото Виктории Товстоног
Бариста* — тот, кто готовит кофе
Чурчхела** — восточный десерт в виде длинной колбаски с орехами в загущенном виноградном соке.
Секьюрити* — охранник

Семья Дарницких в “Чайхане”

Александр на работе

Пошук по сайту