НИКОЛАЙ ЗБАРАЦКИЙ ОТСИДЕЛ В СИЗО, БЫЛ В ХОЗОБСЛУГЕ

7.06.2021 | Кримінал
65-летний черниговский композитор Николай Збарацкий (по паспорту Збарадский) заслуженный артист Украины автор песни «Козачка», вышел из заключения на свободу, условно-досрочно в апреле 2019 года. Из шести назначенных судом лет отсидел три с половиной. Отбывал наказание в Черниговском СИЗО.
Его криминальная история стала известной после того, как 11 августа 2015 года, Забрацкий не вышел на роботу в филармонию. Оказалось, он в СИЗО. Из-за того, что на пьяную голову приставал к семилетней девочке. Было это в Жавинке Черниговского района, на даче.
Доказательств было достаточно. Дело пошло в суд сразу по двум статьям уголовного кодекса: 125 (нанесение легких телесных повреждений), и статье 156 части 2 (растление малолетних). Физическое растление — это, в частности, оголение половых органов виновного или потерпевшего лица, трогание их, другие неприличные прикосновения, которые вызывают половое возбуждение, удовлетворение половой страсти неприродным способом, склонение или заставляние потерпевших к совершению неких сексуальных действий. Так гласит Уголовный Кодекс Украины. Заседания суда были закрытые.
23 ноября 2015 года Черниговский районный суд за нанесение легких телесных повреждений дал Збарацкому 850 гривен штрафа, а за растление малолетней — шесть лет лишения свободы. Прокурор просила восемь лет. Также суд лишил Забрацкого права заниматься деятельностью, которая связана с общением с лицами, которые не достигли совершеннолетия, сроком на два года. И заплатить потерпевшей 15 тысяч гривен за нанесенный моральный ущерб.
26 января 2016 года коллегия судей Апелляционного суда области изменила приговор Черниговского райсуда, в десять раз увеличив сумму морального ущерба до 150 тысяч гривен. На суде Забрацкий сказал: «Я вину признаю частично. Я этого не помню. Если девочка говорит, возможно, оно так и было». Потом был Верховный суд, он оставил решение Апелляционного суда без изменения.
Но в колонию, отбывать наказание по статье, считающейся среди заключенных позорной, Збарацкого не отправили. Ээто исключение, единичный случай в истории Черниговского СИЗО за последние 18 лет. Композитора оставили в хозяйственной обслуге.
Николая Васильевича застали дома. Сказал, что в филармонию пока не ходил.
— Сотрудничаю с поэтом Николаем Лелюком, мы давно знакомы. Вот послушайте, какие стихи я ему посвятил. — Збарадский зачитывает строки.
— После того, что случилось, отношение коллег к вам изменилось?
— Нет. Есть много людей, и простых, и выдающихся, которые ошибаются. — Забрацкий достает Библию и прижимает к груди. На стене ковер с изображением Исуса.
— Вы давно таким набожим стали? Или в СИЗО к вере пришли?
— Еще в 90-е годы я ходил на университетские чтения по изучению Библии, молился. Прослушал, как сказку. И как потом оказалось, основного про Бога не услышал. Темные силы отводили меня.
— Ходили святить паску в церковь?
— Нет. У меня свое мировоззрение. Если Господь дал посеять зерно, вырос хлеб, значит, Бог позаботится об этом, и уже освятил.
— Николай Васильевич, что-то в СИЗО написали?
— Цикл христианских стихов и баллад Христе.
— Друзья познаются в беде. За время пребывания в СИЗО, они у вас остались?
— Есть такие люди, их можно пересчитать по пальцам. Самым большой и надежный друг — жена Ольга Сергеевна. Я ей говорил: «Тебя надо обязательно причислить к лику святых».
— Как часто она вас навещала в СИЗО?
— Передачи приносила раз в две недели.
— Вы ели домашнюю еду или тюремную баланду?
— Там готовили блюда, которые можно было есть с удовольствием. Например: жареную рыбу, ее в последнее время привозили из Прибалтики, суп с курятиной. Многие на воле такого не ели. Пробовал и баланду.
— Кто был с вами по соседству в камере? Видели страшных преступников?
— Встретил много интересных людей, на которых смотрим и не верится, что они совершили ужасные преступления. Были и пожизненики. Их называют «пыжиками».
Жил я не в камере, а в общежитии. Там как двухкомнатная квартира, кухня и спальня, есть все удобства, телевизор.
— И народный депутата Надежда Савченко в таких условиях жила?
— Я ее не видел. Но там нормальный ремонт, где ее размещали.
— А клопы, которые досаждают СИЗО?
— Берут матрацы, прожаривают.
— Баня один раз в десять дней или раз в неделю?
— Раз в неделю. По европейским нормам должна быть дважды. Но у меня с этим проблем не было. Горячая вода, душ можно было принимать ежедневно.
— В чем состояла ваша работа в хозобслуге, картошку на кухне начистить, посуду помыть, собачкам кушать приготовить?
— И кухня, и уборка, и картошку чистил, как в армии, и убрать. Все, что говорили, делал. Все под присмотром. По территории СИЗО просто так никто не ходит.
— Как вам удалось добиться такого исключительного отношения? Вы единственный человек в Украине, который после такого приговора остался в СИЗО. Говорят, с вас взяли огромные деньги.
— Это неправда. Нужно было работать. Вроде бы ты привилегирован , вместе с тем делаешь ту работу, которую другие не хотят делать.
— Николай Васильевич в 2016 году половина вашей квартиры была выставлена юстицией на торги за 117362 гривен за погашение морального ущерба. Но вы и сейчас в ней живете. Выходит, сами у себя выкупили?
— Получается так. Авторские отчисления за песни помогли немного.
— Известный исполнитель Александр Пономарев поет: «Я повернув би час назад». А вы бы вернули?
— Честно, очень жаль, что мало времени, чтобы творить.
— А о том случае?
— Очень сожалею. Это была моя вина. Меня отравили.
— Что-то подсыпали в водку?
— Был отравлен спирт, который мне продали там, в селе, я выпил, и он вызвал нехорошую реакцию. Не было никакого праздника.
— После СИЗО вы покупаете спиртное в магазинах, чтобы было качественно, или вообще на него теперь табу?
— Магазин не гарантирует, что там качественно. Стараюсь не подходить близко, не нюхать, забыть, что это такое.
Валентина Остерская, Ольга Макуха. Фото автора

Николай Збарацкий