КОЛЕСОМ ТРОЛЛЕЙБУСА РАЗОРВАЛО НОГУ

24.09.2021 | Кримінал

1.«Кондуктор сказала, что сидячих мест нет. И троллейбус поехал, хоть я наполовину была в салоне».

В понедельник, 14 июня, 69-летней Любови ШКАЛАБЕРДЕ колесом троллейбуса разорвало ногу. Женщина пыталась зайти в троллейбус, кондуктор не пускала, не было свободных сидячих мест. Тем временем троллейбус поехал. Пенсионерка упала, колесо «прошлось» по левой ноге.
Любовь Ивановна лежит в палате травматологического отделения черниговской городской больницы №2. Перевели из реанимации. Нога забинтована, сквозь бинт проступают бурые и алые пятна. От раны тянутся дренажи, по которым в прозрачные емкости стекает кровь. Женщина очень бледная. Посетителей, кроме «Вести», еще не было.
Любовь Ивановна только из-под капельницы.
— Говорят, вы бежали за троллейбусом…
— А еще пишут, что я толкнула троллейбус, — с иронией продолжает женщина. —
На самом деле я сидела на остановке Тычины минут 25, если не 30. Это на ЗАЗе. Ездила с утра к подруге, возвращалась домой, в центр. Приблизительно в час дня.
Наконец подъехал троллейбус, четверка. Я маску одела и пошла. На среднюю дверь, задняя и передняя не открылись. Но молодежь так: пурх! — мимо меня, пока я поднималась. Даже маски надеть не успели. Еще и не сели, а кондуктор мне: «У нас уже заполнены все сидячие места». «Но я первая в очереди стояла», — оправдываюсь. Кондуктор свое: «Детей мы можем вне очереди пускать, согласно постановлению». Хотя там такие дети, что могли бы и подождать. А у меня две сумки, — с обидой вспоминает Любовь Ивановна.
— Последний ребенок заходит, я правой ногой в троллейбус ступаю и уже правым боком в салоне, тут у меня сумка висит и в другой руке тоже сумка, за поручень я ухватиться не успеваю. Водитель не мог не видеть, что мы стоим с кондуктором, говорим в проходе, у него всего одна дверь из троих на контроле. А он вдруг дернул — и поехал! Я правую ногу убрать не успела, а он уже дверь закрывает. Вижу: выхода нет, выдергиваю правую ногу со ступеньки. И в это время левую сильно ударяет колесом! Среднее или заднее, не могу уже сказать. Выкрутило, затянуло — этот момент я плохо помню, объяснить не могу. Люди в салоне закричали не своим голосом. Это спасло, а то б, может, и переехал меня. Троллейбус остановился. Я потеряла сознание.
Пока «скорую» ждали, я то приходила в себя, то отключалась. Колесом разбило левую ногу ниже колена. Пригоршнями собирали клочья голени. Медицинской салфеткой сгребали эту мякоть. Столько кровищи было! Сандалии вон стоят до сих пор в крови. Удивляюсь, как мое сердце выдержало.
Торчащей арматуры там не было. Осенью-зимой дорогу сделали, на остановке — как у хорошей хозяйки на столе, чистенько.
Когда я упала, успела крикнуть: «Вызывайте «скорую», у меня аневризма сердца!» Аорта расширена, часто сознание теряю. Я даже не за ногу, за сердце переживала. Когда троллейбус остановился, кондуктор говорит: «Ой, жиночко, как же вы себя подставили и водителя…» А разве это я за рулем, я дернула троллейбус?
Плохо себя чувствую, — прикрывает глаза женщина. — Из «скорой» сразу в операционную. Говорили, там перелом… — обрывает рассказ Любовь Ивановна. Пришли медсестры делать перевязку.
— Подождите минуту, процедура очень болючая, — извиняется женщина.
— Голова болит, температура поднялась, — жалуется после перевязки. — Да она и держалась все дни, пока я тут. С утра 37,6. Таблеточку давали.
Мужа нет, умер. Сын Алексей только что звонил. Он сейчас за городом, на работе на сутках. Был женат, невестка нашла себе другого, ушла. Ребенка нам оставила. Внуку Юре 11 лет. Сейчас я в больнице, сын на работе, Юра у второй бабушки.

2. «Характерная травма»

—У нас не первый такой случай с троллейбусами, — говорит 42-летний Андрей ВЫСОКОМОРНЫЙ, травматолог второй городской больницы. — Открытый перелом средней трети малоберцовой кости со смещением. Обширная рвано-скальпированная рана левого коленного сустава и левой голени. Кость не торчала. Это характерная троллейбусная травма. Когда ногу затягивает под троллейбус колесом, то сдирает кожу. От колена до нижней части голени лоскут кожи был снят, мышцы оголены.
Плюс травматический шок.
— Как накладывать гипс на такую рану?
— На голени две кости: большая опорная и маленькая вспомогательная. Большая, к счастью, оказалась целой. Поломанная кость будет держаться за счет второй кости.
Вероятно, колесо придавило, но не переехало, иначе обе кости были бы поломаны. Такое бывает, если нога попадает между аркой низа троллейбуса и колесом.
В операционной сделали первичную хирургическую обработку раны. Одновременно оперировали и капали противошоковый раствор. Потом еще сутки в реанимации проводили интенсивную противошоковую терапию. Капали эритроциты, плазму. И только 15 июня перевели в палату травматологии.
— Рана была с грязью?
— Не грязь, но это случилось на улице, на тротуаре. Еще неизвестно как заживать будет. Уже есть участки некроза кожи. Лечение будет длительное. Возможно, потребуется пересадка — аутодермопластика. Это могут сделать наши хирурги или в областной больнице. Но это при условии, если рана не нагноится, а возможно и такое.
Сейчас делаем перевязки.
Кость будет срастаться недель шесть. Больная может ходить с костылями. Уже садится, мы побуждаем ходить.
— Все для капельниц, для операции больная сама покупала?
— У нас все необходимое было. Антибиотики, анестезия бесплатно. Чего нет в списке НСЗУ, то докупает. Может шприцов нужного размера не быть. Лечим больного за счет больницы. А потом, когда выписываем, деньги Национальная служба здоровья должна вернуть.
— В реанимации все бесплатно было, — подтверждает Любовь Ивановна. — Чеки храню, они мне еще понадобятся. Первый день на 500 гривен взяли, сегодня поменьше. Но еще дней пять, сказали, будут капельницы. А в реанимации мне их по 12 штук в день ставили.

3. «Водитель говорит, что женщина оступилась»

Троллейбус №515 четвертого маршрута вел 26-летний Илья Кшенев.
— Водитель после этого случая пошел на больничный, — сочувствует сотруднику 56-летняя Светлана ПРОКОПОВИЧ, начальник службы эксплуатации ЧТУ. — Документы собирал, относил в полицию. Очень был подавлен.
Там, на месте, он первую помощь пострадавшей оказывал (по словам очевидцев, накладывал жгут на ногу. — Авт.). В троллейбусе есть аптечка помощи.
Илья работает в ЧТУ с 2017 года. Не пьет и даже, вроде бы, не курит. Ничего подобного с ним раньше не случалось. Парень вышел на работу вместо выходного дня.
Служебное расследование тоже проводили. У нас на троллейбусах камеры установлены. Я лично видела: там обочина неровная, покрошенная. Где это случилось, в бордюре была яма, там была кровь и торчала арматура. Мы предполагаем, и водитель так говорит, что женщина оступилась и ногой в эту яму на бордюре попала.
По нашему внутреннему служебному расследованию — водитель не виноват. Если полиция установит обратное, он понесет наказание.
Елена ГОБАНОВА. Фото автора

Любовь Шкалаберда на больничной койке

Рана сразу после происшествия

Андрей Высокоморный, травматолог

Пошук по сайту