В СЕДНЕВСКОЙ ЦЕРКВИ “ВИЙ” НЕ СНИМАЛИ!

18.03.2021 | Кіно
Георгиевскую церковь Киевского патриархата в Седневе Черниговского района в народе называют виевской.
Но деревянный храм, изначально построенный без единого гвоздя, реконструировали дважды. От прежнего осталось разве что несколько досок. Так что «Вий» ,первый советский фильм ужасов, снимали не в том храме, что есть сейчас. Тот, прежний, остался только на фото. Но многие до сих пор продолжают считать: здесь в гробу летала Панночка.

«Не летало, не шуршало»

Огород 56-летней Елены Миден выходит прямо во двор Георгиевской церкви.
Елена — заведующая научно-исследовательской базы «Седнев». Вместе с сыном Эрвином, аспирантом-историком Черниговского национального педагогического университета, детально изучают историю Седнева и Георгиевской церкви. Оба четко уверены, что нынешний храм к тому, что засветился в известном ужастике, имеет очень малое отношение. Так как после реставрации был полностью видоизменен. Разве что стоит на том же самом месте.
— У храма играло много детей. Так как это площадка, которая высыхала быстрее всего, когда сходил первый снег, — вспоминает женщина. — Церковь была открыта. Я ни разу не входила внутрь. Храм был полуразрушенный. Пола не было. А вот рисунки в народном стиле на стенах сохранились. Они были нанесены на брёвна. И сейчас стоят у меня перед глазами. На сером фоне на северной стене был нарисован ад. Низ — огромные языки пламени. Казаки с чубами в синих и зеленых жупанах летят в огонь.
О росписи помнила и ныне покойная учитель истории из Седнева Клавдия Пусь. Она ходила в храм еще в двадцатые годы прошлого столетия. Рассказывала мне о картине «Козаки пишут письмо турецкому султану».
В фильме же этих рисунков на стенах нет. Так что кадры, отснятые в старой церкви, не вошли в картину.
Мидены рассказывают, что в тридцатых годах во время удара молнии звонница храма загорелась.
— Женщины как раз несли молоко на молочарню. И именно молоком тушили горящий храм, — утверждает Эрвин. Он проводит экскурсии для гостей Седнева. Еще в детстве водил первых туристов через свой огород. — Во время второй мировой советскими войсками, которые пытались уничтожить немецких снайперов из гаубиц, был поврежден купол.
— Состояние церкви на момент приезда съемочной группы в шестидесятых годах было плачевным, — аргументирует Елена Николаевна. — Да и размеры помещения не позволили бы отснять сцены. В общем, ничего внутри не летало и не шуршало.
— Ты хочешь сказать, что съемочная группа здесь две недели прогуляла и ничего не снимала? — не соглашается с мамой Эрвин.
— Снимали. Но кадры в фильм не вошли.
— А вот и вошли, — доказывает свою точку зрения молодой историк. — Оригинальные кадры, сделанные в Седневе, действительно попали в ленту. Камера обводит верх храма по кругу. На этот интерьер дальше накладывается летающий гроб с Панночкой.
Изначально сцены фильма были отсняты в Георгиевском храме. Но фильм снимали четыре режиссера: два из старой и два из новой школы. Когда пленки, отснятые «молодёжью», попали на киностудию, то старая группа режиссеров сказала, что убранство храма не соответствует стилю картины. Не вызывает трепета. Поэтому было решено в павильоне киностудии воссоздать церковь.
Так, окно в форме креста увеличили в финальной сцене в три раза, чтобы могли пролезть актеры, изображающие нечисть.
Храм, который мы видим снаружи, — это церковь в Ивано-Франковской области.
А нынешний храм — совершенно другой. Архитекторы очень творческие люди. Даже подвинули фундамент на полтора метра.

«Реконструкция не завершена. Затекает, заливает»

Георгиевская церковь действует и ныне. Здесь проводят субботние, воскресные и праздничные службы. Венчают и крестят. А в последнее время, как много веков перед походами козаки, за благословением приходят бойцы перед отправкой в АТО.
— Георгиевский храм — козацкая церковь, — говорит батюшка Тимур Блинец. — В 1705-1715 годах ее волами перетащили на нынешнее место.
Ныне покойный архитектор Андрей Карнабед вместе с артистами, снявшимися в «Вие», и местными жителями боролся, чтобы спасти храм.
В 2004-2008 годах Георгиевскую церковь полностью разбирают. Ресставрацией занимается «Чернігівреставрація». Делают фундамент. И уже на новом фундаменте реконструируют храм. Частично используется старое дерево. Но в основном это новая древесина.
Сама постройка уже несколько другая. Куполов теперь два.
Реконструкция была проведена процентов на 60. А далее финансирование приостановилось.
Не завершено оборудование противопожарных водоемов. Пожарную сигнализацию мы поставили за свой счет. Но воды нет. Такая жара стоит. Иногда, бывает, ночую. Так переживаю за храм, — говорит отец Тимур. — Нужна скважина, пожарные гидранты. Это порядка двухсот тысяч гривен.
Да и сам каркас церкви понемногу начинает распадаться. Во время дождя храм заливает-затекает, — батюшка указывает на деревянную стену справа от входа. Между досками огромные щели. Кажется, храм вот-вот треснет по швам. Да и стена напоминает бочку.
— Изначально стену стали возводить прямо, — продолжает отец Тимур. — Затем поняли, что она должна быть под уклоном. Из-за этого просчета церковь стала похожа на бочку.
Если в этом году не добьемся финансирования, придется в очередной раз восстанавливать храм, теперь уже за собственные средства.
Марина Забиян. Фото автора
На снимках: отец Тимур; такой была церковь, такая она сейчас, Эрвин Миден, самый популярный гид в Чернигове, 2015 год.

Пошук по сайту