СВЕТЛАНА КОНОНЕНКО, РОДНАЯ СЕСТРА ПОЛИТИКА ВИТАЛИЯ МАСОЛА: «ОН И АЗАРОВУ ГОВОРИЛ: УЙДИ. ДАЙ НАРОДУ РАЗОБРАТЬСЯ»

12.11.2021 | Довоєнне
76-летняя черниговка Светлана Кононенко – родная сестра Виталия Масола, известного политика родом из Олишевки Черниговского района. Умер на 90-м году 21 сентября 2018 года. Похоронен 23 сентября, на Байковом кладбище, рядом с женой Ниной.
Говорим со Светланой Андреевной в Чернигове, на второй день после похорон. Она 16 лет жила в Конче-Заспе вместе с Виталием Андреевичем. На ней был весь быт.
«Мне жертвы не нужны»
— Трудно или легко, я не думала об этом. Такая женская доля, такая моя доля. Трудно было с огородами. Я их никогда не имела, — смеется. — Дети мои приезжали, помогали. Виталий Андреевич говорил: «Бросай ты это». Но жалко было. Сад большой, вишни, яблони, персики, кизил, много кустов смородины.
Последний год по уходу мне сиделка помогала. Последний год брат плохо ходил. А у меня сломана рука, я не могла его водить. И потом, сиделки обеспечивали своевременный прием лекарств.
23 октября прошлого года он упал, поломал ногу. Оперировали в Феофании (правительственная больница). Операция прошла успешно. На больной ноге ходил лучше, чем на здоровой. С ходунками, палок не признавал. С лета катали на коляске вокруг дома, это ж удовольствие какое! На берег вывозили. Не ходил только последний месяц, с конца августа и в сентябре. В последний день — «скорая» приезжала. Умер дома в 4 утра в день Святой Богородицы. По церковным канонам, в хороший светлый день.
— Виталий Масол был дважды премьером Украины. Первый раз назначен еще при компартии, в 1987 году.
— Когда Александр Ляшко, он 15 лет возглавлял правительство Украины в СССР, ушел на пенсию, на его место был назначен Виталий Андреевич. Когда в 1990 году протестовали студенты (революция на граните была 2-17 октября, после провозглашения Независимости Украины 24 августа) требовали отставки власти, он там вообще не был в списке. На второй день появился. И когда подогнали бензовозы, сказал: «Мне жертвы не нужны, я ухожу в отставку. Я согласен» (отставку приняли 23 октября 1990 года). Я помню, он и Азарову говорил: «Уйди, дай народу разобраться».
Второй раз стал премьером при Кравчуке (с 16 июня 1994 года по 8 марта 1995). Он очень башковитый у нас товарищ, конечно. В хозяйственных вопросах хорошо разбирался. И всегда страдал от того, что выбирают нехозяйственников.
«Он с ней четыре года колесил по всему миру».
— Второй раз ушел из власти …
— По личным причинам. Рак у жены Нины был. И сказали ему врачи, что ее надо отвлекать. А как же отвлекать, если он такую должность занимает. Он очень был занят. Поэтому он сам ушел, так я понимаю. По состоянию здоровья жены. Он с ней четыре года колесил по всему миру. Были чуть ли не в каждой стране. Только последние полгода перед ее смертью никуда не ездили.
— Если онкология и плохой прогноз, есть такой совет: не тратить деньги и время на дорогостоящее лечение, а потратить на путешествия, на общение.
— Он и пошел по такому пути, когда врачи сказали, что ничего не поможет. Они ему сказали «надо отвлекаться», а он же ее одну не отпустит. Да и какая радость быть одной. И она протянула пять лет. Немало.
— Лечилась в это время?
— Да, лечилась. Шутила: «Я сегодня уже под радиатором была», то есть облучалась.
— Говорят же, что рак груди лечится хорошо, если вовремя заметить.
— Ну как. Это все происходило, когда Виталия Андреевича снимали, назначали. Ей было не до этого. Она старалась его не тревожить лишний раз. У нее был иммунитет очень слабый. Помню, я приезжаю, советую «Ты же скажи». «Да ладно». Это ж вторая жена! Она ж для него была все! Потерю перенес тяжело.
— Удаляли грудь?
— Да, все делали. Но ничего не спасло. Он гордился, что она прожила, продержалась еще пять лет с того момента, как узнала о болезни. Он ее очень любил.
— Вместе прожили 23 года. Называла, говорят, на вы?
— Да, — улыбается сестра. — Потом и на ты немножко перешла. Уважала. Общих детей не было. Он уже в возрасте. Она моложе на 20 лет. Ему было 50, когда они, будем говорить, стали общаться. 23 года вместе прожили.
— И с первой женой много прожили?
— Игорь, сын, в 1955 родился… С первой прожил более 20 лет. Она после развода жила отдельно. Ее уже нет лет девять. Встречались разве что у сына на дне рождения. Игорю образование дал, на ноги поставил. У Виталия Андреевича двое внуков и шестеро правнуков. Игорь выступал на похоронах, сказал: «Для меня Масол — больше чем просто фамилия. Где ни скажу, все: «О-о, чей ты сын!» Но мы по натуре своей такие, что не старались афишировать. Мы скромно жили. Я работала учительницей математики в черниговской школе №6, и многие не знали, что у меня родной брат премьер-министр. Знали те, которым была известна моя девичья фамилия.
Когда на пенсию ушел, Нины не стало, Виталий Андреевич больше не работал. Поначалу интересовались его жизнью, то интервью даст, то обращались за помощью, а потом возраст-то добавлялся, его друзья-товарищи уходили, он как-то чувствовал себя невостребованным. Это он очень переживал.
Рассказывал нам, что в Чернигове при его помощи построен мост пешеходный через реку Десна. Тогда ж мы катером перебирались или паромом. Там основной пляж был. Другой раз дождь застанет, а катер не пришел. Дворец бракосочетания в Чернигове — его заслуга. Объездная дорога — его заслуга. Машины на Беларусь шли через центр, по Ленина (проспект Мира сейчас), через Коты. Когда Виталий Андреевич был при власти, построили объездную дорогу, чтобы разгрузить город. Прямо вздохнули все, что освободился центр. Проспект Победы (бывший проспект Октябрьской революции) пробили, хотели проспект с улицей Рокоссовского соединить. Не довели до конца.
Гордился, что он дороги строил и мосты. До последнего говорил: «Ты знаешь, сколько я построил мостов!» Мост в Остре чем важен? Не могли люди в Киев добраться. Надо было ехать в Чернигов, оттуда на Киев. Дороги старался строить 4-х, 6-типолосные. Всегда гордился теми дорогами, которые к евростандартам подходили.
«Четыре брата и сестра, и все родились в разных местах»
— Отец Андрей Дмитриевич нам говорил: «Дети, живите так, чтобы спали спокойно». Сейчас плакать буду, — вытирает глаза. — Виталий Андреевич и жил по этому принципу. Говорил: «Делайте в первую очередь для людей, потом для себя». Папа — из Остра, мама — из Козельца. Лидия Григорьевна была учительницей математики. Папа — географ, директор школы, заслуженный учитель УССР. И отец, и мама награждены орденами.
— В Олишевке родились все дети?
— Нет! У нас биография интересная. Четыре сына и дочка, и все родились в разных местах. Виталий родился в Олишевке в 1928 году. Отец был назначен директором школы.
А тогда бросали на прорыв, где хуже дела в образовании. Из Олишевки забирают, в Куликовку тоже отправили директором. Там рождается Леня в 1932 году.
Потом через некоторое время отца перебрасывают в Салтыкову Девицу Куликовского района. Там рождается Коля в 1938 году, средний сын. Виталий Андреевич в Олишевке и в Салтыковой Девице школы построил. (Отец перед смертью просил Виталия: «Где я работал, помоги построить школы».) А у нас в Чернигове 19-ю помог.
В 1941 году начинается война, они эвакуируются. Папа у нас болел (туберкулез легких). Трое малых и бабушка с нами, и мама, беременная мной, шла, представляете? Гнали корову, чтоб молоко деткам было. На телеге ехали бабушка и маленький Коля. Остальные пешком шли. Где подъедут, но в основном пешком. Потом пришлось бросить и корову, и телегу.
Вчера на похоронах двоюродный брат выступал, вспоминал эвакуацию. Лошади понеслись. Виталий не может остановить, дите. А отец лежал больной, не мог помочь. И вдруг проезжают машины, и соскакивает военный. Кричит «Виталик!» на него. Оказывается, это родной папин брат, дед Петро. И он помог остановить лошадей. Тот эшелон машин ехал на аэродром. Дед был летчиком, с войны вернулся без ноги. После войны не знали, где он, что с ним. В честь него нашего Петю назвали. Виталий вспоминал этот эпизод неоднократно, говорил: «Надо же!»
И вот так мы добрались до Казахстана. Там родилась я. В Акмолинске, теперешняя столица. У меня в паспорте написано «Акмолинск». Стал потом Целиноградом, потом Астаной.
В 1943, ближе к 1944, вернулись в Чернигов. Жили в двухкомнатной квартире. Туалет на улице. Вода за четыре дома, воду брат Коля носил на коромысле. Но у других и того не было, нам всегда отец это напоминал. В Чернигове рождается пятый ребенок, Петя. Мама долго хотела девочку. Когда я родилась, говорили: «Надо же, в грозные годы войны девочка!» В 1945 рожает еще одного, оказался мальчик, Петя. Мама сказала: «Ні, Андрію, досить», — может, и возраст уже поджимал, — «бо знову пішли хлопці»:)
«Его весь базар любил»
— Когда не стало жены, через два года, в 2002 звонит Виталий мне, говорит: «У тебя мужа нет, у меня жены, приезжай, будем куковать вместе». Я была замужем, двое деток. Муж умер в 49 лет, давление. Когда Виталий забрал, я восемь лет была вдовой. Замуж второй раз не собиралась. В голове только работа, работа была. Мы все помешаны на работе.
24 года я одна, из этого периода 16 лет вместе с Виталием прожили.
Он встал утром, позавтракал, поехал в поликлинику, поговорил с врачами. За своим здоровьем очень следил.
— А вы следили, чтобы был правильный завтрак, правильный обед.
— О да, это было очень важно. Во-первых, чтобы все свежее.
— Где покупали продукты?
— Виталий Андреевич на базар ездил. Базар на Владимирской. Иногда на Бессарабку за рыбой.
— Любил базар за общение?
— Да. И его весь базар любил. Покупал у одних и тех же. Определенные люди его знали, обожали. Он проходил, пальцем: «Мне то-то, то-то, то-то» и дальше идет. Идет назад, забирает, расплачивается. Выпечку, единственно, покупал в супермаркете. Остальное — рынок. Когда он заболел, я ездила, говорили мне вслед: «Ты что, это Масол!..» Даже не говорили, что это сестра. Если ехал шофер, даже не я, все равно знали, потому что он всегда с ним был, сумки помогал нести.
— Готовили вы или прислуга?
— Какая прислуга? У нас и речи такой не было. Конечно, финансы позволяли. Но готовила только я. Никаких чужих. На мне и кухня, и огороды, и теплицы.
— Уборка? Стирка?
— Раз в неделю помогали по уборке. Крупное не стирали. Дача еще в советское время была выделена. Стирали нам.
— Что вы готовили? Говорили, что Виталий Андреевич любил домашнюю кухню.
— Да-да. Иногда обедал в «Салюте», гостинице, которую строил. В первые год или два там отравился и сказал, что больше туда не пойдет. И 14 лет это тянула я.
— Готовили только свежее или можно было в холодильник что-то поставить?
— Какой холодильник? О чем вы говорите. Виталий Андреевич был на этот счет очень строгий. И первое, и второе, и ужин нужен был. Что готовить, я спрашивала. Иногда говорит: «Что хочешь, то и готовь». А иногда: «То и то».
— Борщ любил?
— Нет. Иногда ел. Больше любил супы. Овощной (последние три года чаще всего готовила), вермишелевый, рисовый, пшенный. Супы на бульоне. Свинину не ел. Только говядину. Куры иногда.
«Дом в Конче-Заспе — 100 квадратов»
— Какие особенности в Конче-Заспе по окружению?
— Соседи меня хорошо приняли. Общались Виталий Скляров, в прошлом министр энергетики, Виталий Курашек, бывший посол Беларуси в Украине, с женой. Одни Виталики вокруг меня собирались, — улыбается. — Александр Мороз жил возле нас, социалист, дважды председатель Верховной Рады. Анатолий Зленко, министр иностранных дел, с женой. Александр Шевченко, министр промышленности, ему 94. Всегда Виталия Андреевича поздравлял академик Борис Патон, ему 100 лет 27 ноября. Не то, чтобы компаниями собирались, но ходили друг к другу, поздравляли. А вот первые два — Скляров и Курашек — это постоянные у нас гости были.
Виталий Андреевич любил ходить гулять, как мы называли, на берег. Там было болото огромное. Под его (Масола) чутким руководством Азаров сделал очистку болот, обводной канал. Виталий Андреевич любил на лавочке посидеть с друзьями, на причал сходить, пообщаться, порассказывать.
— Дом в Конче-Заспе большой?
— 100 квадратов. Это не дом — машет рукой. —Финский домик, продуваемый всеми ветрами. Один этаж. Там вы бы зашли… Только Масол так мог жить. Виталий Андреевич никогда не шел за пафосом. Нам достаточно было.
— Квартира в Киеве на Десятинной, 8. Почему там не жил?
— Ему не хватало свежего воздуха, общения. Когда бывал в Киеве, заезжал домой, там цветочки у него. Любил за ними ухаживать.
— Не сдавал жилье?
— Нет, вы что. Женщина приходила, убирала, цветы поливала, когда нужно было. Кравчук в этом доме живет. (Также в этом доме квартиры, говорят, уже проданные, Леонида Кучмы и его бывшего соратника, «директора парламента» Александра Волкова, — авт.) У Виталия Андреевича было три комнаты и малюсенький кабинет, два на два метра, для работы. Сколько буряка, сколько мяса на каждого в Советском Союзе, наизусть все цифры знал до последних дней. Он же в Госплане работал в свое время.
— Как Виталий Андреевич начинал карьеру?
— После войны Сталин объявил, что надо создать типа интернатов, набрать детей, выучить. Учился в 8 классе, отец его определил в интернат при Киевском политехническом институте. Виталий смалочку от дома отлучен. Там жил, поступил в КПИ. Определили в Краматорск, там открывался завод. В 36(!) лет стал директором Новокраматорского машиностроительного завода. После был председателем Госплана. В Москву забирали, не согласился, остался в Киеве.
В Чернигове учился в четвертой школе. Коля и Петя в первой, а Виталий и Леня в четвертой. Мама там учительницей математики работала.
— Кто из кровных родственников живет в Чернигове?
— Мои сын и дочка, Наташа и Игорь. Петины дети — Сережа, Вовы уже нет в живых. Светлана, дочка Леонида. Работала в педуниверситете, сейчас в банке. У Коли — Андрей, но он в Киеве. Трех моих братьев — Лени, Пети, Виталия — нет в живых. Три брата за три года… Горжусь Виталием. Благодарна судьбе, что у меня был такой брат.
Ложка дегтя
Не все знают, что отец Виталия Масола, Андрей Масол, был одним из тех, кто раскуркуливал. Попросту говоря, выгоняли людей из домов, отбирали имущество. Именно он причастен к тому, что выгнали из хаты в Куликовке, на Злодеевке, семью Титаренко. Дом был крыт бляхой, что вызывало зависть и желание отнять. Семья скиталась в Чернигове, а Максим Титаренко, сын раскуркуленных, поехал в поисках лучшей судьбы на Алтай. Там он женился. Родилась девочка Рая, которая впоследствии вышла замуж за Михаила Горбачева, и стала той самой, известной всей стране Раисой Горбачевой.
История семьи Титаренко была подробно описана Лидией Кузьменко в очерке “Титаренки ми, з Куликівки”. Очерк печатался в газете “Деснянская правда” и в других изданиях.
Тамара Кравченко. Фото автора и из семейного архива

Виталий Масол и Светлана Кононенко в Конче-Заспе возле дачи. Она не приватизированная. Отошла государству

Семья Масол (слева направо): Николай, Леонид, мать Лидия Григорьевна, Петр, отец Андрей Дмитриевич, Виталий, Светлана