ХОЗЯЙКИ НЕ ХВАТАЕТ

10.09.2021 | Довоєнне
69-летний Николай ОЗИМАЙ сам воспитывает внучку, 9-летнюю Маринку. Остались вдвоем после смерти жены Екатерины Ивановны три года назад. Дедушка с внучкой живут в частном доме по улице Литовской, район Коты в Чернигове. Этот дом Николай Васильевич построил сам.
— Еще бы женщину мне найти, помощницу, — мечтает Николай Васильевич. —Большое хозяйство сам не потяну. Курей держу. Огород вручную обрабатываю, помидоры- перцы сажаю. Была одна — познакомились по объявлению в газете «Весть». Я, кстати, «Весть» лет 15, не меньше, выписываю.
Она с переездом была согласна. Познакомились. Приехала, пообщались. Ну что делать, если душа не лежит. Как тогда жить, зачем? А время то идет.
— С женой приехали из Чемера, продолжает рассказ. — Жили на квартире во времянке на Подусовке. Уже старший родился. Сотрудница жинки Лида кусок земли продала по дешевке, и мы поселились. Сначала была времянка, две комнаты, потом постепенно к ним остальной дом достроили: ванну, туалет, кухню. Родители помогали: кирпич везли, доски, шалевку. Два сына уже было, на будущее планировали. А оно вон как получилось: 85 квадратных метров, и мы с внучкой вдвоем. Хоть в прятки играй, хоть танцуй.
Маринка ходит в третий класс школы №28.
— Дарма шо маленькая, телефон крутой просит, — сетует дед. — Пообещал, на первое сентября куплю. Там и день рождения как раз, в октябре, 10 лет. А то дистанционка, учительница по кнопочному звонит, а компьютера нет. Старенький планшет только. С охотой учится. Бывает 10, 12, 11 баллов.
Я опекун внучки. Проверяющие приходят из соцслужбы. Ежегодно проходим медкомиссии: я раз, Маринка два раза в год. Отчеты пишу, куда деньги дел. Не так и много, тысяч семь на двоих. Нам хватает.
Не пью и не курил никогда. Винца в праздник по чарочке.
Два сына было, — рассказывает свою историю Николай Васильевич. — Старший Андрей уже 17 лет как помер. Младший, Сергей, — семь…
Хлопцы были хорошие, старший вообще красавец. Не отличники, но учились неплохо. Училища позаканчивали. Старший работал.
Связались с плохой компанией. Сидели в тюрьме оба. Старший за хулиганство.
И заболели там.
Банда их была на Котах. Возили электричками на Гомель олей, сигареты. Раз стоп-кран в поезде сорвали и на моего все спихнули, — объясняет судимость сына Николай Васильевич. — Человек пять их было, а сидел он один. Там туберкулезом заразился. И операцию потом делали, не помогло. Умер, и 30-ти не было. Он в Певцах в примах жил, два сына осталось. Мать непутящая. Старший внук лет в 16 напустил из баллона газа в кулек, одел на голову. Что хотел, непонятно. В больницу довезли, но в приемном умер. А младший жив, школу закончил и 15 училище на Радиозаводе. Наладчик станков. Работает на автокоме (СТО).
Меньший сын тоже связался с такими, что воровством занимались. Даже из дому кое-что выносил. Квартиры, ларьки бомбили.
Посидел на одной зоне, тоже туберкулезом заболел. Перевели в другую. Попоездили туда женой.
— Все по нашей с женой халатности, — сокрушается Николай Васильевич. — С утра до вечера на работе, заниматься хлопцами было некогда. Утром выходишь, вечером возвращаешься. А они сами по себе.
45 лет проработал шофером в торговле, на одной фирме. Продукты возил по гастрономам. Всех номера до сих пор помню. На Квитневой база здоровенная была, на Днепровской овощесклад. Осенью арбузы и дыни как пойдут! Машину загрузят полностью в три часа дня. Опломбируют. И повез по магазинам. Три маршрута было по городу. Пока товар не развезешь, машину же не оставишь. Бывало и в 10 вечера домой возвращался. Отгулы давали, переработку платили. Нормально было. Сначала был «Гастрономторг». Потом гастрономы Новозаводского и Деснянского района объединили в «Продтовары». И АТП наше при нем (автотранспортное предприятие управления торговли). Потом «Союз» выкупил. В 2011-ом на пенсию уже из «Евротека» шел.
Жена Катя на пивзаводе работала, на хлебозаводе райпотребсоюза, почту носила, в онкодиспансере на кухне готовила. Повар-кондитер по образованию.
Маринка — дочка меньшего сына.
Мама ее, Юля, из Красного Бахмачского района. Тоже сидела за кражи.
— Как же вы такую невестку приняли?
— Да не принимал я! Сижу дома, идут вдвоем. Они как раз в тубдиспансере лежали: сын в мужском, Юля в женском отделении. Смотрю — беременна! Как так? Сергей «обрадовал»: «Вот, Юлька рожать будет». Я к нему: «Зачем? Ты — не жилец, и она такая же. Зачем дитя?» «Будет память…» Вот и осталась мне память.
У нас с женой они не жили: то по больницам, то в Красном.
Родила она в Черниговском роддоме. У Юли туберкулез, а дитя здоровое. Внучку сразу забрали соцслужбы. В детский дом «Надія» в Прилуках поместили. А моя Катя сразу на опекунство подала. Юлю через суд родительских прав лишили.
Сын после отсидки стал наркотой заниматься. В конце концов его поймали в поезде, забрали в Новгород-Северское СИЗО. Там он и умер в 2013-ом. Я ездил за Сережей, привез его сюда, чтобы похоронить.
В конце января сын умер. 2 февраля у него день рождения должен был быть. А 20 марта мы уже поехали в Прилуки, забрали внучку. Полтора года ей было.
Юля сейчас в Ичнянском районе живет, новый мужчина. Пока сын в СИЗО сидел, она другого нашла. Она и на похоронах Сергея не была. Еще двое детей родила, а в общем — шесть. Маринке не пишет, не звонит. Мне от этого легче: нужны они, сюда приезжать? Обчистят еще. Внучка ее не видела и не знает. И не интересуется пока. Хотя бывает: «Аньку бы (сестру) увидеть». Я ей: «Друзей тут хватает».
Маринка меня папой называет. Говорит, у всех есть папа, и я хочу. Люди слышат, приглядываются, иногда неудобно.
Три года назад, в июне, не стало Кати. Ишемическая болезнь сердца. Полная была. Мне кажется, если бы до этого года дожила, то «ковид» бы не перенесла.
25 мая отметили 40 лет совместной жизни. Соседей приглашали. А через пять дней она умирает. Днем в огороде нормально ходила, легла спать и не проснулась. Прихожу будить часов в семь, — холодная. Внучке пять лет было. Выбежала, испугалась очень. И сейчас многого боится.
— Не испугались, что не справитесь? Не было желания в интернат отдать?
— Нет конечно, — уверенно качает головой Николай Васильевич. — Трудно, что и говорить. Не 40 лет, и даже не 50. Она растет, охота и погулять, и телевизор посмотреть. А я уже в возрасте, тишину люблю. Сама ж она еще не будет ни варить, ни посуду мыть. Но молодец, поскладывает все, попылесосит, повытирает. Хорошая.
С воспитанием внучки крестница Лена помогает. По телефону советует, сюда приходит. Перед школой обязательно встречаются, чтобы скупиться. Уроки Маринка сама делает.
— Слушается?
— Ну, бывает и покричишь. Ремнем пугаю, но не бью, и в угол ни разу не ставил.
Если б еще женщину мне найти, помощницу, — мечтает Николай Васильевич. —Большое хозяйство сам не потяну. Курей держу. Огород вручную обрабатываю, помидоры- перцы сажаю. Была одна — познакомились по объявлению в газете «Весть». Я, кстати, «Весть» лет 15, не меньше, выписываю.
Она с переездом была согласна. Познакомились. Приехала, пообщались. Ну что делать, если душа не лежит. Как тогда жить, зачем? А время то идет.
«Весть» выписываю обычно на весь год. А выиграл первый раз.
Николай Васильевич выиграл от газеты «Весть» замечательную мультиварку. Много функций, каждая кнопка подписана на понятном языке. Пока — такая помощница, хотя бы в приготовлении обедов для внучки. Хотя с такой мультиваркой скоро Маринка сама научится готовить деду.
Елена ГОБАНОВА, фото автора

Николай Озимай